Международный клуб друзей

Мемориал => Никогда не забудем! => Тема начата: Олег Бунтарев от 01-04-2010, 11:48:33

Название: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 01-04-2010, 11:48:33
Спасибо и низкий поклон вам!

(http://img-fotki.yandex.ru/get/19/valent20082008.13/0_dcea_b973819a_L.jpg)

Здесь мы будем выкладывать фотографии ветеранов ВОВ, все, что сможем найти.

ДАВАЙТЕ СКАЖЕМ ЧТО-ТО О ПОБЕДЕ...
*******************************


Начало мая.
Красные гвоздики,
Как слезы тех далеких страшных лет.
И ветеранов праведные лики,
Особенно, которых больше нет.

Когда опять подходят даты эти.
Я почему-то чувствую вину -
Все меньше вспоминают о Победе,
Все больше забывают про войну.

Никто из нас за это не в ответе.
И сам с собой веду я разговор:
Так много было войн на белом свете,
Так много лет уже прошло с тех пор.

И, как обычно, вспоминаю папу,
Вернувшегося без обеих ног...
Как поднимался он легко по трапу,
Как танцевать он на протезах мог...

Идут по телевизору парады,
Горят в архивных фильмах города.
Тем, кто остался, раздают награды.
И кажется, что было так всегда.

Война еще исчезнуть не готова.
Те годы - миллионы личных драм.
А потому, давайте вспомним снова
Всех тех, кто подарил Победу нам.

Когда гулять, на майские, поедем,
Веселые, довольные вполне,
Давайте скажем что-то о Победе
И вспомним, хоть немного, о войне.

Петр Давыдов

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3800/nestar2008.39/0_38879_aab72341_L.jpg)
Название: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 01-04-2010, 11:56:57
(http://img-fotki.yandex.ru/get/3809/irikovich63.2/0_20566_1b6e07b5_L.jpg)
БЕРЕЗИНА НИНА НИКОЛАЕВНА
Родилась 20 июля 1920 году в деревне Тая Верхошижемского района Кировской области. До войны работала секретарем районного земельного отдела. 19 августа 1941 года получила повестку о призыве в армию. На следующий день была направлена райвоенкоматом в город Свердловск на вторые радиокурсы. После трех месяцев обучения меня направили в 15-ю роту связи авиабазирования в должности радиста. В городе Серпухове в 1942 году, во время трескучих морозов, несколько раз обмораживала ноги, ведь приходилось ходить в ботинках, потому что сапог на всех не хватало. Нам, девчонкам, приходилось самим колоть дрова, чтобы протопить узел связи, расположенный в землянке. Но несмотря ни на что, мы поддерживали устойчивую телефонную и радио связь.
Во время освобождения Смоленской области запомнилась встреча с солдатами Войска Польского из полка имени Костюшко.
Под деревней Курносовка связисты попали под бомбежку. Палатка, из которой я вышла несколькими минутами ранее, была изрешечена осколками от бомбы. Только случай спас меня от гибели. Мой боевой путь проходил через Польшу, Литву и Германию. Войну закончила в звании старшего сержанта. В октябре 1945 года была демобилизована. После увольнения из рядов Красной Армии работала в лагере военнопленных телефонисткой. Затем многие годы проработала на заводе «Маяк».
Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией», а также 13-ю юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/4314/irikovich63.2/0_20565_77243b4_L.jpg)
БАБУРИНА ЕКАТЕРИНА ГЕОРГИЕВНА
Родилась 7 декабря 1916 года. До войны работала на хлебокомбинате города Алапаевска Свердловской области. В августе 1941 года по призыву была направлена на вторые курсы радиотелеграфистов в город Свердловск. По распределению попала в роту связи 410-го батальона 1-й воздушной армии на должность радиотелеграфиста. Участвовала в боях на 1-м Белорусском фронте. Демобилизовалась 25 ноября 1945 года.
После войны работала технологом хлебокомбината. Вышла на пенсию в 1971 году. Проживала в посёлке Косино Зуевского района Кировской области.
Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью «За боевые заслуги» и многочисленными юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/4309/irikovich63.3/0_217ec_de8e8d1e_L.jpg)
КАШИНА СОФЬЯ АНДРЕЕВНА
Родилась 2 августа 1921 года в городе Кирове в семье железнодорожника. Окончила 7 классов. До войны работала в артели «Игрушка». В 1940 году вступила в комсомол. 22 июня 1941 года началась война. 20 августа по комсомольской мобилизации была призвана в ряды Красной Армии и направлена на вторые радиокурсы в город Свердловск.
После окончания курсов радиотелеграфистов молодую связистку направили в город Серпухов в батальон аэродромного обслуживания. Несмотря на тяготы и лишения воинской службы Софья Андреевна обеспечивала устойчивую радиосвязь, набираясь опыта работы со сложной военной техникой. После освобождения г. Смоленска вместе с однополчанами прошла боевой путь до Германии через Польшу, Литву и Восточную Пруссию. Как опытному связисту ей поручались ответственные задания – поддерживать устойчивую радиосвязь с лётчиками французского полка Нормандия-Неман, а также с боевыми частями Войска Польского. Самостоятельно освоила аппарат СТ-35-М. Войну закончила в звании сержанта. В сентябре 1945 года была демобилизована.
После демобилизации работала в артели «Игрушка», а затем товароведом в объединении «Заря».
Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией» и многочисленными юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/4314/irikovich63.3/0_2117e_ac2bf4f4_L.jpg)
КАТАЕВА (РЫЛОВА) АННА ИВАНОВНА
Родилась 2 августа 1922 года в деревне Катаи Фалёнского района Кировской области. До войны работала заведующей клубом имени 8 Марта Фалёнского района. После окончания вторых радиокурсов в городе Свердловске в декабре 1941 года была направлена на Северо-Западный фронт радистом в роту связи 87-го полка 26-й дивизии, командиром которой был Черепанов. Демобилизовалась в июне 1945 года в звании младшего сержанта.
После войны работала заведующей библиотекой Зуевского райкома партии, рабочей Зуевской птицефабрики. После выхода на пенсию проживает в городе Зуевке Кировской области.
Награждена орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За взятие Кёнигсберга» и многочисленными юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/4307/irikovich63.3/0_21162_7a7673e8_L.jpg)
ИСТОМИН АРКАДИЙ ИВАНОВИЧ
Родился 7 марта 1923 года в деревне Куликовщина Халтуринского района Кировской области. До войны работал киномехаником в кинотеатре. В октябре 1941 года по комсомольской мобилизации призван в ряды Красной Армии и направлен на вторые курсы радиотелеграфистов в город Свердловск. После окончания учёбы с февраля 1942 года воевал в составе 30-го гвардейского миномётного полка «катюш» в должности командира радиоотделения управления полка. Вместе с однополчанами сражался на Волховском и Ленинградском фронтах. В 1943 году прорывал блокаду, а в 1944 году освобождал город Ленинград от немецко-фашистских захватчиков. Демобилизовавшись в 1947 году, учился в культпросветшколе города Халтурина. Работал первым секретарём Халтуринского райкома ВЛКСМ, затем старшим воспитателем в СпецПТУ. На пенсию вышел в 1973 году и проживал в городе Халтурине Кировской области.
Награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией» и многочисленными юбилейными медалями.
Название: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 01-04-2010, 12:03:36
(http://img-fotki.yandex.ru/get/4309/irikovich63.3/0_20c74_255e1d89_L.jpg)
ЗАУЗОЛКОВ ЛЕОНИД ГРИГОРЬЕВИЧ
Родился 6 декабря 1922 года в деревне Заузлы Советского района Кировской области. В октябре 1941 года со второго курса Яранского сельскохозяйственного техникума по комсомольской путевке был призван в ряды Красной Армии и направлен в город Свердловск на учебу по подготовке радиотелеграфистов.
Начал боевой путь на Волховском фронте в марте 1942 года в должности старшего радиотелеграфиста 30-го гвардейского минометного полка «катюш». Затем воевал на Ленинградском фронте. Участвовал в боях по выводу из окружения 2-й ударной армии под Мясным Бором в Новгородской области, в январе 1943 года в прорыве блокады Ленинграда и окончательном его освобождении в 1944 году. Под городом Нарвой 20 марта 1944 года получил тяжелое ранение. Провел долгие месяцы в госпиталях и в сентябре 1944 года был демобилизован.
После возвращения из армии закончил учебу в техникуме и стал работать главным агрономом колхоза «Прогресс» Советского района.
Леонид Григорьевич награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией».
За свой мирный труд бывший солдат награжден орденом Ленина, ему присвоено почетное звание «Заслуженный агроном РСФСР».

(http://img-fotki.yandex.ru/get/4310/irikovich63.2/0_20664_9501201e_L.jpg)
ДЁМИН БОРИС ИВАНОВИЧ
Еще немного, еще чуть- чуть ...
До войны я учился в Пищальском лесотехническом техникуме. В 1941 году добровольно ушел на фронт, мне было 18 лет. В войне помогла выжить довоенная закалка: часто приходилось ходить по 30 километров до дома и обратно в техникум. Таким образом, 60 километров в день - это входило в привычку. Как это пригодилось!
Вспоминаю мурманское направление боев. 1942 год. Местность неровная, сопки, скалы. Очень многие наши бойцы от усталости, изнеможения не могли идти вперед, падали, умирали. А мы, два радиста, физически подготовленные, этот поход выдержали.
О войне можно рассказывать долго. Несколько памятных эпизодов. Начинал я с Северного фронта. Там землянки не выроешь. Нужно было складывать камни, дерном перекладывать, закрывать плащ - палаткой. Топили карликовой березкой. А через час было уже так холодно, что приходилось убегать из этой снежной землянки, поплясать немножко и снова ложиться спать.
Тяжело, конечно, было, что говорить. Участвовал в боях на Кандалакшском направлении. Я, участник боев в Заполярье, горжусь тем, что это был единственный участок фронта, на котором немцы не перешли границу СССР. Нам был дан приказ - стоять насмерть, да мы и сами знали, что если фашисты возьмут Мурманск, то Советский Союз потеряет очень много: это незамерзающий порт, через него наши союзники везли нам танки, самолеты, самоходные орудия, продовольствие. Мы встречались с английскими, американскими летчиками и матросами. Они всегда просили на память наши звездочки. Но старшина строго-настрого предупредил: «Потеряете - отправитесь в штрафной батальон». Я свою звездочку сохранил до конца войны.
В 1943 году нас перебросили на Харьковское направление. Участвовал в форсировании Донца. Освобождал много сел и городов Днепропетровской области, дошёл до берегов Днепра. Тут впервые услышали приказ: «Тех, кто тонет — не спасать! Ваша задача — только вперед». Погрузились в лодки, гребли изо всех сил под сильным артиллерийским огнем. Тяжело, руки в крови. Наконец, мы достигли песчаного острова, лодку перетаскивали на себе. Была даже такая мысль: «Пусть нас вражий снаряд кончит!». Опять пригодилась моя физическая подготовка - выдержал.
Переплыв Днепр, пошли вперед. Обойдя Днепропетровск, зажали город в кольцо и освободили от фашистов. В боях за город Новомосковск я получил тяжелое ранение, на костылях ходил, чуть не плакал: как же появлюсь на родине? Но ничего, вылечили. В свою часть я уже не попал. С апреля 1944 года воевал радистом в Прибалтике в составе 257-го гвардейского полка 65-й стрелковой дивизии. Взятие Риги — это, пожалуй, за всю войну была для меня самая страшная операция. Мы шли в обход, местность низменная. Есть такая трава – багун, запах которой с того времен не переношу. Еле-еле это болото прошли. Спереди немцы стреляют, сзади так называемые «патриоты», националисты. Так дошагали мы до 8 мая. И вдруг кто-то кричит: «Все, конец войны!» Вначале не поверилось...
В 1945 году я демобилизовался и прибыл в свой родной Котельнич. С января 1945 года работал на заводе имени Лепсе до выхода на пенсию в 1983 году.
Награжден орденом Отечественной войны I степени, медалью «За боевые заслуги», двумя медалями «За отвагу», орденом Трудового Красного Знамени.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3813/irikovich63.2/0_20567_64f942bc_L.jpg)
ЖИТНОВ АЛЕКСАНДР АНДРЕЕВИЧ
Родился 18 декабря 1919 года в посёлке Вичёвщина Куменского района Кировской области. До войны учился в ветеринарном техникуме в городе Уржуме. После завершения вторых радиокурсов 19 апреля 1942 года был направлен радиотелеграфистом на Карельский фронт, где воевал до Дня Победы. В июле 1944 года получил легкое ранение головы. С 9 августа по 3 сентября 1945 года принял участие в войне с Японией. Демобилизован из рядов Красной Армии 11 февраля 1946 года в звании гвардии сержанта и в должности командира отделения радио.
После войны работал председателем сельского совета. На пенсию вышел в 1980 году и проживал в посёлке Вичёвщина Куменского района.
Награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «За победу над Японией» и многочисленными юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3811/irikovich63.2/0_20557_c5150f8e_L.jpg)
ЗЫРЯНОВ БОРИС ДМИТРИЕВИЧ
Воспоминания о войне
Я родился 5 августа 1923 года в деревне Федосята Белохолуницкого района Кировской области. В молодости работал в колхозе: пас скот, лошадей, боронил, молотил хлеб. До 7 класса учился в Белой Холунице, затем поступил в школу ФЗО, закончил её и работал токарем, пока не началась война.
Меня направили на курсы радиотелеграфистов. Я и ещё десять комсомольцев два месяца изучали азбуку Морзе на базе радиоузла в нашем Белохолуницком районе. В конце октября 1941 года получил повестку и продолжил учёбу на радиотелеграфиста в городе Свердловске на вторых радиокурсах. Через два месяца упорных занятий в декабре нас отправили в товарных вагонах в Москву, где формировались три гвардейских полка. Москва встретила нас по-военному. Кругом противотанковые надолбы и строгое соблюдение светомаскировки. В первых числах января 1942 года меня зачислили в состав 17-го гвардейского миномётного полка, который получал военную технику. Полк состоял из трёх дивизионов. Моим 221-м дивизионом «катюш» командовал гвардии майор Милютин. Наш командир уже успел повоевать с немцами, когда его батарея отражала непрерывные атаки фашистов на Москву. Декабрьское наступление советских войск показало эффективность боевых машин «БМ-13». После каждого залпа наступающим частям Красной Армии приходилось расчищать дорогу от разбитой немецкой техники.
В конце февраля 1942 года нас по железной дороге перебросили на фронт. Трижды наш эшелон подвергался нападению авиации противника. Во время одной из атак был пробит котёл на паровозе и убит машинист. Ответить стервятнику нам было нечем из-за отсутствия оружия. Прибыв в Тарнополь, мы все почувствовали, что такое война. В вагонах лежали убитые лошади. Весь снег на станции был алым от крови. Мы быстро разгрузились и заняли позицию в лесном массиве под городом Велиж. Первый боевой залп дивизион БМ- 13 произвёл в середине марта. Наш дивизион накрыл фашистов, сорвав атаку. Под удар попали живая сила противника, боевая техника и склады боеприпасов. Два дня лесной массив горел и взрывался. Здесь я принял боевое крещение. Приходилось передвигаться по неизвестным местам, форсируя водные преграды и болота.
Из-под Велижа нас перебросили под Демидов, где мы наносили фашистам урон на большом пространстве фронта. Сделаем один залп и перебираемся на новое место. Снова залп, опять дорога. Немцы думали, что против них воюет несколько полков «катюш». Впоследствии узнал, что такую тактику для миномётчиков на нашем участке фронта выбрал мой земляк, командующий Калининским фронтом Иван Степанович Конев. В эти суровые дни я потерял своего друга Салтыкова Аркадия Ивановича, уроженца деревни Соболи Кировской области. Мы похоронили его в братской могиле у деревни Логуны, что в пяти километрах от города Велижа.
На Калининском фронте 17-й гвардейский полк воевал до конца апреля 1943 года. Наша техника требовала замены. В первых числах мая я снова увидел Москву. Мы получили новую технику, затем нас эшелонами перебросили под Воронеж и ввели в состав Степного фронта.
Надвигались тяжёлые бои на Курской дуге. Во время сражения «катюши» давали залп по противнику и спешно укрывались от вражеской авиации. И вот уже наш полк летит на своих машинах вперёд на Запад. За окнами мелькают просторные поля Украины. Наши мины очень помогли наступающей пехоте под Черкассами. За боевые подвиги 17-й гвардейский миномётный полк получил наименование Черкасского. Гвардейцы освобождали Сунскую, Полтавскую, Киевскую и Житомирскую области Украины. Под ураганным огнём мне пришлось поддерживать непрерывную связь через реку Днепр. За эти бои меня наградили орденом Красной Звезды.
Освободив Молдавию, полк первым вышел на государственную границу СССР, проходившую по реке Прут. Эта река отличалась на нашем участке быстрым течением, а вода была очень холодная. Здесь я сильно простыл и заболел ангиной, но бесперебойную связь через реку обеспечил. 2-й Украинский фронт под командованием И.С. Конева подошёл к городу Яссы. Полк участвовал в Яссо-Кишинёвской операции. Умелые действия наших войск под командованием маршала Малиновского способствовали выводу из войны Румынии и стремительному наступлению на Будапешт. Здесь немцы хотели устроить нам свой Сталинград, но у них ничего не получилось. Мы быстро продвигались по Чехословакии, форсировали Тису, освободили города Брно и Вену. Немцы отчаянно сопротивлялись, им хотелось сдержать наше продвижение.
Однажды, в начале мая 1945 года мы, по рации услышали о подписании договора о капитуляции. Но немецкие войска в Чехословакии этот договор не выполнили и стали продвигаться на Запад для сдачи союзникам. Через два дня после ускоренного марш-броска гвардейцы нагнали фашистов, установили боевые машины на позиции и из всех орудий ударили по врагу. Мы били врага беспощадно, не жалея мин. Так, мы закончили войну. За боевые заслуги мой полк четырежды награждался орденами Красного Знамени, Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого. Личный состав нашего полка получил 15 благодарностей Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина. На встречах с ветеранами полка в Москве в семидесятые и восьмидесятые годы XX века мы с замиранием сердца пели нашу гвардейскую песню:
От Москвы до Праги мы фашистов гнали
По полям, дорогам фронтовым,
Где не пройдёт пехота, туда пробьют «катюши».
От фашистов остаются только души,
А порою просто дым.
Боевые установки «катюш» послужили прообразом современных ракет, сейчас стоящих на боевом дежурстве. Наши внуки с честью несут звание российского солдата, охраняя целостность России.
Я награждён орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени, а также многочисленными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3807/irikovich63.2/0_2040d_fde94828_L.jpg)
ШИРОКИХ АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ
Родился 2 октября 1924 года в селе Кырчаны Нолинского района Кировской области. После окончания свердловских вторых радиокурсов начал службу радиотелеграфистом в 7-м отдельном полку связи на Калининском фронте. Затем воевал с немецко-фашистскими захватчиками на 1-м Белорусском, 2-м Прибалтийском фронтах. После начала войны с империалистической Японией служил в частях Забайкальского фронта. Демобилизовался из рядов Советской Армии 26 апреля 1947 года в звании сержанта.
Всю трудовую деятельность провёл в колхозе учителем. Вышел на пенсию в 1987 году.
Награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией» и «За победу над Японией». Кроме боевых наград, Александр Павлович отмечен знаком «Ветерана 39 армии».
Название: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 01-04-2010, 12:09:20
(http://img-fotki.yandex.ru/get/4310/irikovich63.2/0_2040c_997d3615_L.jpg)
СЛАУТИНА (КАЗАКОВА) ТАИСЬЯ ЯКОВЛЕВНА
О ветеране вспоминает Г.Н. Денисова
Родилась 24 мая 1922 года в деревне Большой Вострец Юрьянского района Кировской области. До призыва в армию работала бухгалтером госбанка в посёлке Юрья. После окончания вторых радиокурсов служила радиотелеграфистом с 15 декабря 1941 года по 9 мая 1945 года в 6-м отдельном полку связи 6-й воздушной армии на Северо-Западном, 1-м и 2-м Белорусских фронтах. Как высококлассного специалиста командование командировало Таисью Яковлевну в Войско Польское для налаживания радиотехнической службы союзников. Демобилизована 27 ноября 1945 года в звании старшины технической службы.
Боевая (служебная) характеристика на старшину Казакову Таисью Яковлевну данная старшим лейтенантом Захарченко: «За время прохождения службы в в/ч п.п. 84220 старшина Казакова показала себя дисциплинированной, выдержанной, вежливой, отлично знающей своё специальное дело радиста. За годы Отечественной войны т. Казакова прошла славный боевой путь наряду со всей Красной Армией от Валдая до Берлина. С простого радиста стала радистом 1-го класса, свои знания и опыт в работе она повседневно передавала молодым радистам. Ей доверялись самые ответственные боевые радиосети. Во время боевых операций старшина Казакова обеспечивала только отличной и бесперебойной радиосвязью командование штаба армии, чем самым оправдывала доверие командования. Наряду с боевой работой, работала секретарём первичной партийной организации подразделения. Находясь в заграничной командировке дружественного государства – Польше, товарищ Казакова как воин Красной Армии отлично справилась с поставленными задачами Советского Правительства. Несмотря на большие трудности в общественной работе за границей, как член ВКП(б) с обязанностями справилась отлично. Имеет личную фотографию у знамени части. За отличные боевые действия в освобождении городов Ковель, прорыв западнее Ковеля, Холм, Люблин, Демблин, Седлец, Минск - Мозовецк, Лукув имеет шесть благодарностей от командования части, от генералиссимуса т. Сталина. Служила примером для других».
После войны тринадцать лет отработала на советской и четырнадцать лет на партийной работе. Четыре года возглавляла совет ветеранов Юрьянского района. Неоднократно встречалась в городе Москве с ветеранами своей части, награждена знаком «Ветеран 6-й воздушной армии и войск РТО».
Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», польской бронзовой медалью «Заслуга на поле Хвалы», а также многочисленными советскими юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/4308/irikovich63.2/0_2040a_19ad7219_L.jpg)
ВЕДЕРНИКОВА (АШИХМИНА) ГАЛИНА ИВАНОВНА
Родилась 1 мая 1922 года в селе Суна Сунского района Кировской области. На войну ушла со школьной скамьи. Окончив вторые курсы радиотелеграфистов, в январе 1942 года прибыла на Брянский фронт, где была зачислена в состав 65-го отдельного полка связи на должность телеграфиста аппаратов СТ-35 и БОДО. Вместе с полком прошла военными дорогами 1-го и 2-го Прибалтийских и Ленинградского фронтов. Демобилизовалась 10 ноября 1945 года.
После войны работала заведующей Сунского отдела социального обеспечения. На пенсию вышла в 1977 году. Проживала в посёлке Суна Кировской области.
Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За победу над Германией», «За боевые заслуги» и многочисленными юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/11/irikovich63.2/0_20408_19489e35_L.jpg)
ЛОСЕВ СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВИЧ
Родился 16 сентября 1923 года в деревне Чижи города Кирова. До призыва в армию работал бухгалтером дошкольного детского дома. После окончания вторых радиокурсов в городе Свердловске единственный из всех курсантов попал в 49-й гвардейский миномётный полк, где служил с мая 1942 года по май 1945 года. Вместе с однополчанами воевал на Южном, Северо-Кавказском, Закавказском фронтах. В боях за Ростовскую область 2 августа 1942 года получил осколочное проникающее ранение головы. Затем пришлось сражаться с фашистами в Отдельной приморской армии. Дальше боевой путь Сергея Михайловича лежал через 1-й Прибалтийский и 1-й Белорусский фронты. Второе ранение в ногу он получил 5 октября 1944 года в Литве. Демобилизовался в должности заведующего делопроизводством строевой части полка в 1946 году, но в 1952 году был снова призван на военную службу. Окончательно уволился из армии в звании капитана финансовой части воинского подразделения.
В мирное время 12 лет трудился в системе хлебопродуктов, пять лет на заводе спортивного оборудования и три года на приборостроительном заводе в городе Кирове. На пенсию вышел в 1978 году.
Награждён орденами Отечественной войны I и II степени и Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» и многочисленными юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/4312/irikovich63.2/0_2032a_589931f3_L.jpg)
СОФЬИН СЕМЁН СЕРГЕЕВИЧ
Вспоминает о ветеране И.Ф.Новиков
Родился 4 февраля 1923 года. С Семёном Софьиным я впервые познакомился во время учёбы в Медянской школе колхозной молодёжи, где мы учились с пятого по седьмой класс. Всё это время вместе проживали на квартире И.М. Зонова. Таких, как мы, из окрестных деревень, в классе собралось одиннадцать человек. Самыми прилежными, добросовестными и успешными учениками из нас были сын хозяина квартиры Костя и Семён. Они продолжили учёбу и к началу войны успели закончить десятилетку в посёлке Мурыгино. Зародившаяся между нами дружба достойно прошла через всю нашу жизнь.
В августе 1941 года по комсомольскому призыву мы были направлены в ряды Красной Армии. В городе Свердловске на вторых радиокурсах прошли подготовку, по окончании которых были направлены на Северо-Западный фронт в качестве радиотелеграфистов. В январе 1942 года мы расстались, так как Семён был направлен в артиллерия, а я в пехоту. По полученной специальности радиотелеграфиста Семён служил не долго. Имея солидное по тому времени десятилетнее образование, он был переведён на службу начальником секретной части штаба 27-й пушечной артиллерийской дивизии на Ленинградском и 2-м Прибалтийском фронтах. После войны Семён написал историю своей артиллерийской дивизии.
После демобилизации Семён работал инструктором Медянского РК КПСС, председателем колхоза, заместителем директора Медянского совхоза. Семён Сергеевич всегда был активным общественником. Неоценим его вклад в создание «Книги памяти Кировской области». Им собран материал о павших воинах, ушедших на войну из Медянского совхоза. Именно Софьин был одним из первых организаторов встречи в 1989 году ветеранов Кировской области, прошедших обучение в городе Свердловске на вторых радиокурсах.
Награждён орденами Отечественной войны I степени и Красной Звезды, двумя медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и многочисленными юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/11/irikovich63.2/0_20329_a167f3ba_L.jpg)
ПУШКАРЁВ ФЁДОР ИВАНОВИЧ
Родился 16 февраля 1923 года в деревне Пушкари Кирово-Чепецкого района Кировской области. После окончания 7 классов работал техническим секретарём инструкторского отдела Кировского обкома ВЛКСМ.
В августе 1941 года по комсомольской мобилизации призван в ряды Красной Армии и направлен на вторые курсы радиотелеграфистов в город Свердловск. С мая 1942 года на фронте. Начал службу в 125-й стрелковой бригаде в должности старшего радиотелеграфиста. С июня 1943 года Фёдор Иванович уже начальник радиостанции 49-го стрелкового полка.
Брянский фронт. В марте 1943 года в Смоленской области был ранен. Участвовал в Курской битве. В октябре 1943 года, во время освобождения Могилёвской области, получил тяжёлое ранение в голову и на долгое время выбыл из строя. После продолжительного лечения в январе 1944 года зачислен старшим экспедитором в 56-ю истребительную авиационную дивизию.
После войны работал снабженцем на заводе КМПО ХХ партсъезда.
Награжден орденом Отечественной войны I степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и юбилейными медалями.
Название: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 01-04-2010, 12:15:00
(http://img-fotki.yandex.ru/get/3808/irikovich63.2/0_20328_fcc2b32e_L.jpg)
ЕЛЬКИН ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ
Родился 29 сентября 1923 года в городе Советске Кировской области. Основная гражданская должность - машинист тепловоза и электровоза.
Призван в ряды Красной Армии из города Кирова 11 августа 1941 года и зачислен курсантом вторых радиокурсов в городе Свердловске. С ноября 1941 года по 1942 год служил в 102-м полку связи. С февраля 1942 года по 9 мая 1945 года воевал в составе 19-го отдельного гвардейского полка связи в должности помощника командира взвода. С 9 августа по 3 сентября 1945 года участвовал в войне с Японией.
Командир 19-го гвардейского отдельного батальона связи 5-го гвардейского стрелкового Краснознаменного Кёнигсбергского корпуса, гвардии подполковник Герасимов в благодарственном письме обратился к В.В. Елькину:
«За годы Отечественной войны славный путь прошли Вы с боями в рядах нашего гвардейского Отдельного батальона связи, много трудностей и тягот пришлось Вам перенести. Наше гвардейское знамя овеяно славой боевых побед в боях под Сухиничами, Великими Луками, Духовщиной, Витебском, Таураге, Пилькалленом, Тильзитом, Кёнигсбергом. Вместе со своими товарищами по оружию Вы участвовали в героическом походе через безводные пустыни Монголии и горные перевалы Большого Хингана и через всю Маньчжурию пронесли наше гвардейское знамя в священный для русского сердца город Порт-Артур. За ратный труд и боевые подвиги Вы удостоились благодарности великого Сталина:
1. За прорыв обороны и окружение немецкой группировки в районе города Витебска - 24.06.44 г.
2. За освобождение города Витебска и за ликвидацию окруженной немецкой группировки - 26.06.44 г.
3. За освобождение города Каунас - 01.08.44 г.
4. За прорыв долговременной укрепленной обороны немцев юго-западнее города Шауляй - 08.10.44 г.
5. За прорыв долговременной глубокоэшелонированной обороны немцев и вторжение в Восточную Пруссию - 29.10.44 г.
6. За прорыв долговременной глубокоэшелонированной обороны немцев в Восточной Пруссии и овладение штурмом укрепленными городами Пилькаллен и Рагнит – 19.01.45 г.
7. За овладение городом в Восточной Пруссии Гросс-Скайсгирен 20.01.45 г.
8. За участие в разгроме кёнигсбергской группы немецких войск и овладение столицей Восточной Пруссии — Кёнигсбергом - 09.04.45 г.
9. За отличные боевые действия на фронте борьбы с японцами на Дальнем Востоке и форсирование горного хребта Большой Хинган - 23.08.45 г.
За верную службу Отчизне объявляю Вам благодарность. Возвращаясь домой, не забывайте своих боевых друзей, высоко держите гвардейскую честь и достоинство. Будьте верны своему гвардейскому Красному Знамени, которое привело нас к великой победе над врагами Родины на западе и на востоке. Мы уверены, что и на фронте труда, как и на боевом фронте, Вы будете примерным и честным борцом за процветание Родины, за ее честь и славу».
Демобилизовался в октябре 1945 года.
Награжден орденами Отечественно войны II степени, Красной Звезды, Славы III степени и медалями «За боевые заслуги», «За победу над Японией», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией» и многочисленными юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/4312/irikovich63.2/0_20327_95933f04_L.jpg)
НОСКОВА ДАРЬЯ ТИМОФЕЕВНА
Родилась 21 марта 1918 года в деревне Гостеево Кирово-Чепецкого района Кировской области. В Поломе закончила 7 классов, училась на воспитателя в городе Слободском, была направлена на работу в город Котельнич. Отработала 4 года в детском саду №3.
20 августа призвана Котельничским райвоенкоматом в ряды РККА. Окончила вторые курсы радистов в городе Свердловске и была направлена на Брянский фронт в город Елец. Я и еще двое девушек попали к лейтенанту Лезиной, которая передала нас под начало радистки Лапшиной. Взяла меня к себе помощником. Сначала я принимала телеграммы, быстро с этим освоилась. Затем стала работать на передачу.
Узел связи был развернут в блиндажах в брянском лесу. Нас непрерывно бомбили. Как-то прервалась связь с 13-й Армией, но радисты не растерялись: через Орел, Курск, Львов, Рыльск вышли в район хутора Михайловского и установили связь с соседом слева и с центральным фронтом. Так была организована связь оперативных групп штаба фронта в Севске и в Трубчике с действующими в этих местах войсками. Только за сентябрь телеграфисты приняли и передали 46000 телеграмм.
В первых числах октября гитлеровцы захватили Орел и вышли в тыл нашим войскам, немецкие танки и мотопехота ударили через Нарышкино на Карачаев. Основные средства связи полка перебросили в Малые Хвостовичи. В сложных условиях отступления полк развертывал узел связи под Белгородом, в Куркове, поддерживал связь с прорывающимися из котла частями. В декабре обеспечивали бесперебойную связь с ударными частями генерала Костенко на юго-западном направлении.
Особенно тяжелым был 1942 год. Изнурительные бои под Воронежом, Касторной, Курском, Орлом. Летом 1943 года под деревней Прохоровкой, где проходили танковые сражения, наши войска подошли к Брянску. Полк развернул крупный узел связи на «студебеккерах» в Михайловке для обеспечения связью оперативных групп войск. 10 сентября был получен приказ - сосредоточиться в районе Брянск-Бежица. Пятью эшелонами полк был переброшен в Торопец, а оттуда в Великие Луки на 2-й Прибалтийский фронт, откуда продолжил свой путь к победному маю.
Потом нас отправили на войну с Японией. Пока ехали на восток, война закончилась. Демобилизовалась я в феврале 1946 года в воинском звании сержанта. За время службы приобрела новую специальность, работая на аппаратах БОДО.
После войны работала педагогом в Талицком детском санатории. В 1965 году вышла на пенсию.
Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За победу над Германией», «За боевые заслуги» и многочисленными юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3813/irikovich63.2/0_20326_d39a7deb_L.jpg)
СИМАКОВ НИКОЛАЙ АНДРЕЕВИЧ
Родился 13 декабря 1923 года в городе Кирове. До призыва в армию работал в вагонном депо. После окончания вторых радиокурсов служил рядовым в должности радиста с декабря 1941 года по май 1945 года в 245-й стрелковой дивизии 898-го стрелкового полка на Северо-Западном, 1-м и 2-м Прибалтийских фронтах. За время службы получил лёгкое ранение. Демобилизовался из рядов Советской Армии в марте 1947 года.
После войны трудился машинистом в локомотивном депо поселка Лянгасово. Участвовал в общественной жизни цеха эксплуатации локомотивного депо, выступая лектором перед коллегами по работе. На пенсию вышел в 1978 году.
Награждён орденом Отечественной войны II степени и многочисленными медалями

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3811/irikovich63.2/0_20325_433b0922_L.jpg)
КОВРОВА (ТОКАРЕВА) АЛЕВТИНА ПАВЛОВНА
Родилась 12 ноября 1923 года в городе Кирове. До войны работала в артели «Красный Пресс». По комсомольской мобилизации с августа 1941 года была призвана в Красную Армию. Воевала в должности старшего радиотелеграфиста в 32-м отдельном батальоне ВНОС на Калининском и 2-м Прибалтийском фронтах. Демобилизовалась 25 июля 1945 года.
После демобилизации работала в артели «Красный Пресс». После выхода на пенсию в ноябре 1978 года проживала в городе Кирове.
Награждена медалью «За победу над Германией».

(http://img-fotki.yandex.ru/get/4314/irikovich63.2/0_20324_a92417af_L.jpg)
ЖУРАВЛЁВ МИХАИЛ ФРОЛОВИЧ
Родился 18 ноября 1923 года в городе Кирове. Работал до войны на Кировском машиностроительном заводе имени 1 Мая. После окончания вторых радиокурсов в городе Свердловске в январе 1942 года был направлен в действующую армию. С июня 1942 года зачислен старшим радистом в 7-й танковый корпус, затем в 3-й гвардейский Котельниковский танковый корпус, в составе которого воевал на Брянском, Сталинградском и Донском фронтах. С мая 1943 года был назначен старшим радистом в 4-й отдельный Корсунский полк связи при 5-й гвардейской танковой армии. Вместе с однополчанами прошёл тяжёлые вёрсты войны в составе Южного, Воронежского, Степного, 2-го Украинского, 3-го Белорусского, 2-го Белорусского и 1-го Прибалтийского фронтов. Демобилизовался в апреле 1947 года в звании гвардии старшего сержанта и в должности помощника командира взвода.
После войны два года проработал в Слободском горпромкомбинате. С 1949 года выехал на постоянное место жительства в город Днепропетровск (Украина).
Награждён орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией» и многочисленными юбилейными медалями.
Название: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 01-04-2010, 12:22:59
(http://img-fotki.yandex.ru/get/3811/irikovich63.2/0_20323_47d02099_L.jpg)
СЛОБОДИН АЛЕКСАНДР ДМИТРИЕВИЧ
Родился 22 апреля 1922 года в деревне Деенцы Даровского района Кировской области. До призыва в армию работал учителем школы малограмотных (ликбез). В октябре 1941 года направлен на вторые курсы радиотелеграфистов в город Свердловск. После окончания учёбы с апреля 1942 года был назначен радиотелеграфистом в 53-й гвардейский миномётный полк. Затем служил в 308-м гвардейском миномётном полку 19-й гвардейской миномётной бригаде. Вместе со своими однополчанами Александр Дмитриевич воевал в должности командира отделения радиотелеграфистов на Карельском, Северо-Западном, Брянском, Воронежском, Ленинградском и 1-м Украинском фронтах. В декабре 1942 года получил лёгкое ранение на Северо-Западном фронте. В апреле-мае 1945 года участвовал в штурме города Берлина. Демобилизовался 28 апреля 1947 года в звании гвардии сержанта.
После увольнения из армии проработал 26 лет директором Шабурского лесхоза. В 1980 году вышел на пенсию. Был выбран председателем совета ветеранов войны и труда села Красное Даровского района.
Награждён орденами Отечественной войны I степени и Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» и многочисленными юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/11/irikovich63.2/0_20322_b7c2b955_L.jpg)
КУРОЧКИНА (ПИСЛЕГИНА) СОФЬЯ КУЗЬМИНИЧНА
Родилась 11 июня 1922 года. До войны работала лаборантом на Пышминском медеэлектролитном заводе в Свердловской области. После окончания вторых радиокурсов в январе 1942 года принята в гвардейский штаб противовоздушной обороны страны (ПВО СССР) на должность радиотелеграфиста, где прослужила до сентября 1944 года. На завершающем этапе войны, во время стремительного наступления Советской Армии, была радистом на поезде маршала артиллерии Воронова. Демобилизовалась 21 августа 1945 года в звании старшины.
После войны работала воспитателем детского сада, в штабе гражданской обороны. Вышла на пенсию 11 июня 1977 года. Проживала в городе Нолинске Кировской области.
Награждена медалями «За оборону Москвы», «За победу над Германией», знаком «Отличник связи» и многочисленными юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/4314/irikovich63.2/0_20321_9d4d61f1_L.jpg)
ЛОСЕВА МАРИЯ КОНСТАНТИНОВНА.
Родилась я в городе Глазове в 1920 году. Детство было не радостным: мама умерла, когда мне было 10 лет. После школы поступила в библиотечный техникум в городе Кирове, который окончила в 1939 году. Два месяца работала в Кырчанской районной библиотеке, после чего меня послали работать учителем в школу, так как всех учителей взяли в армию. Проработала там до конца учебного года и переехала в Киров, где работала в детдоме воспитателем.
Началась война. Мы с подругой пошли на курсы сандружинниц. Вскоре, еще не окончив их, мы получили повестки в армию. 20 августа 1941 года нас направили на вторые курсы радиотелеграфистов в город Свердловск, откуда, уже в ноябре, отправили в Москву. Ехали в товарных вагонах 19 суток. Нас, 20 кировских девчонок, взяли в 208-й отдельный батальон оперативной связи 3-й воздушной армии, позже переименованный в 23-й Митавский ордена Красной Звезды полк связи. Радиостанция РСБ, на которой я работала, была смонтирована в полуторке. Большую часть времени мы находились на передовой. Работа была разнообразная и сложная. Приходилось принимать и передавать радиограммы с координатами сосредоточения фашистских войск для наших советских лётчиков. Запеленговав нашу радиостанцию, фашисты часто вели по нам прицельный миномётный и артиллерийский огонь. Так, с боями, мы прошли от Москвы до Кёнигсберга. Воевала на Калининском, Белорусском и 2-м Прибалтийском фронтах. В Прибалтике я встретила День Победы.
После войны работала в детском саду завода «Сельмаш». Принимала активное участие в организации клуба фронтовых подруг.
Награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией», «За доблестный труд» (всего 15 наград), а также значком «Отличный связист».

(http://img-fotki.yandex.ru/get/13/irikovich63.2/0_20300_98be41e7_L.jpg)
КОЛПОВСКИЙ ВАЛЕРИЙ МИХАЙЛОВИЧ
О ветеране вспоминает Е.С. Жуйков
Родился 10 декабря 1924 года в городе Первомайске Горьковской области. Из 10 класса школы имени Красина города Кирова призван в ряды Красной Армии и направлен в октябре 1941 года на вторые радиокурсы в город Свердловск. После окончания учёбы был зачислен радиотелеграфистом в состав 81-го отдельного полка связи. Принимал участие в боевых действиях на Калининском и 1-м Прибалтийском фронтах.
За боевые подвиги в годы войны Валерий Михайлович награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией» и медалями, связанными с юбилеями Победы и Вооружённых Сил.
После демобилизации в 1952 году, закончив Кировский сельскохозяйственный институт, работал преподавателем Уржумского зооветеринарного техникума. С 1955 года главный ветеринарный врач Уржумского района, затем начальник инспекции сельского хозяйства Уржумского района, второй секретарь Уржумского РК КПСС, первый секретарь Зуевского РК КПСС, начальник колхозно-совхозного управления Зуевского района. С 1965 года - первый секретарь Советского РК КПСС. С 1969 года - директор Всесоюзного научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства имени Б. Житкова. Кандидат биологических наук.
За трудовую деятельность награждён орденами «Знак Почёта» и «Трудового Красного Знамени», медалью «100-летие со дня рождения В.И. Ленина».

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3807/irikovich63.2/0_202d8_e10e492_L.jpg)
ЗОНОВА (ПАНКРАТОВА) ОЛЬГА СЕРГЕЕВНА
Мы твердо верили в Победу
Родилась 18 июня 1923 года. Окончила 9 классов школы № 10 города Кирова. В апреле 1941 года поступила в торговую школу, а в мае вступила в комсомол. 22 июня 1941 года началась война. В райкоме Ждановского района висел лозунг «Родина в опасности!» Всем классом мы провели собрание и подали заявление, чтобы нас направили на фронт. В райкоме мне задали вопрос: «Как ты считаешь, как комсомолка: Родина в опасности?» Я ответила, что готова защищать Отечество. В августе по призыву комсомола уехала на учебу в город Свердловск на радиокурсы. Целый эшелон был отправлен ребят и девчат, моих ровесников. Перевозили нас в товарных вагонах, ехали больше недели. Свердловск встретил холодной погодой. По прибытии нас сводили в баню и выдали обмундирование: шинель до пяток, шлем на голову, гимнастёрку, юбку, нательное мужское бельё – рубаху до колен и кальсоны, сапоги и портянки.
Через неделю приняли присягу. Начались занятия по 12 часов в сутки. Подъём в 6-30 утра, зарядка, построение, завтрак минут 15. Затем строевая, политзанятия, работа на ключе, приём и передача сигналов азбуки Морзе. Разбирали и собирали винтовки, чистили их. Ходили на стрельбище, учились окапываться, делать бруствер для стрельбы лёжа. Ползали по-пластунски, а мороз на улице доходил до минус 40 градусов. Конечно, изучали материальную часть радиостанций: РСБ, РБС, РАФ. Практиковались тут же. По территории военного городка были вырыты землянки. Новобранцы учились устанавливать связь друг с другом. В первое время у девчонок ничего не получалось. Я выбегала из блиндажа и кричала: «Я тебя вызываю – лови. Я – Кама», а ей вторили: «Я - Нева».
После окончания курсов радиотелеграфистов большую группу связистов направили в Москву для дальнейшего распределения по частям Красной Армии. Снова ехали в товарняке. В центре вагона установили «буржуйку». В пути по очереди дежурили, чтобы на остановках запастись дровами и водой. В Москве мы впервые почувствовали, что фронт близко, когда спасались от бомбёжки в метро. В конце января 1942 года поездом я прибыла на Брянский фронт в город Елец в 65-й Отдельный полк связи (ОПС). Первые месяцы находилась в резерве: охраняла боевые радиостанции, стояла на посту у своего подразделения и была в нарядах на кухне. В мае меня направили в учебную роту. В августе вернулась в полк в должности телеграфистки. В 1943 году самостоятельно освоила аппарат СТ-35-М. В связи с наступлением наших войск часто выезжала на передовую в оперативных группах.
Первое боевое крещение получила в Ельце в 1942 году, когда стояла на посту возле радиостанции. Вблизи бомбили табачную фабрику. Это было первое моё испытание на стойкость. Весной 1943 года после освобождения небольшого городка основная группа связистов расположилась на окраине. А нас, троих девчат - Рукавичникову Женю, Свердлову Мирдзу и меня, разместили в другой части города. Я заступила в ночную смену. Только установили связь, как на наш дом обрушилась бомба. Мы выскочили на улицу посмотреть, что произошло. Половина дома была разрушена. Утром в дом попала вторая бомба. Тогда были ранены двое солдат: кабельщик Беляев — в позвоночник, мотоциклисту Бойко оторвало руку. Я бинтовала его руку чьей-то изорванной рубашкой и плакала. А он меня успокаивал: «Я жив! Я жив!» Казалось, что он даже улыбается. Ох, как много мы видели горя! Но, как бы ни было трудно, верили: враг будет разбит, мы победим. Впереди были еще долгие, трудные версты войны.
В марте 1943 года вместе с подругами я снова попала под интенсивную бомбёжку. Мы с Мирдзой успели добежать до леса, а Рукавичникова Женя получила смертельное ранение. Её похоронили около небольшой деревушки.
Я просто была везучей. А ведь были сложные ситуации. Однажды я была назначена в наряд для охраны склада. Заступила на пост в 6 часов вечера. В 12 смена не пришла. Мне пришлось до утра стоять под дождем и снегом. На мне все промокло. Кажется, начала терять сознание, но пост не покинула. Обратно с поста вели меня под руки. Едва отогревшись у русской печки, снова ушла на смену. Мой комсомольский билет отсырел, расклеился. Я храню его как память о тех страшных днях.
23 февраля 1944 года в одной из опергрупп был организован вечер. Накрыли праздничный стол, приехало начальство. Машина стояла с зажженными фарами. Пролетавший немецкий самолет сбросил бомбу. Она разорвалась под окном. От сотрясения столы засыпало песком. Мы попадали, кто где стоял. После бомбежки сели за праздничный стол. С нами был баянист. Мы пели и танцевали. Этот вечер для меня памятен тем, что мне вручили медаль «За отвагу». Позднее добавятся к первой медали "За боевые заслуги", "За оборону Ленинграда" и другие, а также орден Отечественной войны II степени.
Брянск, Орел, Курск, Белгород, Калинин, Ленинград, Рига — это этапы моего боевого пути. На Ленинградском фронте в декабре 1944 года была принята в партию. Конечно, обо всем не расскажешь. Но как я была рада, когда пришла Победа! Победу связисты 65-го полка встретили в Латвии. 9 мая в четыре часа утра нас разбудили победные артиллерийские залпы.
Демобилизовалась из Риги только в октябре 1945 года. Нас, победителей, встречали подарками и цветами. Наш город Киров не принимал эшелон несколько часов, и мы с Галей Ведерниковой решили идти пешком, 12 километров пробежали, не чувствуя под собой ног. Встречала меня тетя, дядя был еще в армии, а моих родителей уже не было в живых, под Сталинградом погиб брат Владимир. Но жизнь продолжалась, мне было только 22 года. Моя военная профессия стала главной и на гражданке: двадцать лет проработала на центральном телеграфе, затем тринадцать - в военном городке и на почте. Была награждена медалью "За трудовую доблесть".
Пришла и любовь. Моим мужем стал фронтовик Василий Дмитриевич Зонов, инвалид, морской пехотинец, потерявший руку под Ленинградом. В семье выросли сын и дочь, у меня четверо внучат и два правнука.
В настоящее время участвую в хоре «Фронтовые подруги», занимаюсь военно-патриотическим воспитанием молодежи.
Название: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 01-04-2010, 12:27:30
(http://img-fotki.yandex.ru/get/3812/irikovich63.2/0_20279_147ac29e_L.jpg)
ПЕСТОВ ГЕННАДИЙ АНДРЕЕВИЧ
Воспоминания полковника в отставке
Родился 21 января 1924 года в деревне Зоновщина Юрьянского района Кировской области в семье крестьянина. Отец и мать всю жизнь занимались сельским хозяйством, сначала единолично, а затем в колхозе. Семья была большая. Нас, детей, было 6 человек. Я был старшим. Окончил 7 классов в селе Медяны и поступил в 1938 году в медицинское училище в городе Кирове. Окончил его в июне 1941 года. В армию меня не брали, так как мне было 17 лет. До января 1942 года работал заведующим аптечной базой в 4-м лагерном отделении НКВД, лечил заключенных. В январе 1942 года добровольно, хотя на мне была «бронь», уехал на вторые радиокурсы в город Свердловск, которые закончил в апреле 1942 года и был направлен в 423-й отдельный пулеметный батальон укрепрайона города Москвы.
С 16 ноября находился в Сталинском добровольческом корпусе сибиряков в роте разведки 78-й стрелковой бригады. Здесь и принял боевое крещение, попав под обстрел и бомбежку немецкими самолетами железнодорожной станции Холмжерковская.
1943 год. Наш корпус тогда стоял в обороне. Трое радистов (я, Г. Петряев и Головатенко) с двадцатью разведчиками проникли в немецкий тыл, где в течение 10 дней вели наблюдение за передвижением неприятельских войск, вели корректировку артиллерийского огня по выявленным огневым точкам и военным объектам. Взяли одного языка, который дал ценные сведения. Но нас обнаружили, началась погоня. Ночью нам удалось оторваться от преследователей. По рации получили приказ возвращаться. С большими трудностями нам удалось перейти линии фронта и возвратиться в часть. За выполнение задания я был награжден медалью «За отвагу». Благодаря добытой нами информации был взят город Белый.
В мае 1943 года корпус переформировали: из 78-й и 76-й бригад была сформирована 65-я гвардейская стрелковая дивизия. С 1944 года и до конца войны я был личным радистом у командира дивизии генерала Андрющенко. Участвовал в боях за освобождение Калининской, Псковской, Новгородской областей и Прибалтики. Дошёл до Балтийского моря.
Был награжден орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги» и «За Победу над Германией».
После войны Геннадий Андреевич служил в качестве помощника командира учебного взвода, готовил радистов и телефонистов. В 1946 году поступил в Петроградское военное училище, после окончания которого служил в военной контрразведке. После ухода в отставку работал 15 лет военруком в средних школах №№ 26 и 11. О военно-патриотической работе Геннадия Андреевича среди школьников на страницах газеты Кировского государственного педагогического института имени В.И. Ленина «По ленинскому пути» от 25 сентября 1984 года №26-27 вспоминает директор средней школы №11 Г. Бондаревская: «Традиционными стали месячники оборонно-массовой работы, во время которых проходят встречи с ветеранами, с курсантами Кировского военного авиационного технического училища, концерты для инвалидов войны в госпитале. Геннадий Андреевич - энтузиаст проведения смотров строя и песни во вторых-десятых классах и военизированных игр - в четвёртых-десятых. Он ведёт стрелковый кружок, в котором занимается более 120 школьников. Есть среди учеников Г.А. Пестова немало разрядников и кандидатов в мастера спорта. Благодаря ветерану школа уже несколько лет занимает первые места в районных и областных стрелковых соревнованиях».

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3810/irikovich63.2/0_201d5_da825862_L.jpg)
НОВОСЁЛОВ АНАТОЛИЙ МАКСИМОВИЧ
Родился 24 января 1924 года в деревне Агалаченки Халтуринского района Кировской области в семье крестьянина.
В августе 1941 года по комсомольской мобилизации из 10 класса средней школы №10 города Кирова призван в ряды Красной Армии и направлен на курсы радиотелеграфистов в город Свердловск.
С апреля 1942 года на Брянском фронте. Начал службу в 102-м отдельном полку связи в должности радиотелеграфиста. С августа 1942 года Анатолий Максимович уже командир радиоотделения 181-го отдельного батальона связи 48-й армии Центрального фронта. С июля 1943 года был направлен на учёбу в Чкаловское военно-авиационное училище лётчиков-наблюдателей. После окончания его в ноябре 1945 года получил звание лейтенанта. Молодой штурман прослужил до февраля 1946 года.
После демобилизации находился на комсомольской и журналистской работах: инструктор Кировского обкома ВЛКСМ. После окончания Центральной комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ Анатолий Максимович назначен заведующим лекторской группы обкома комсомола, затем заведующим отдела пропаганды газеты «Комсомольское племя», с марта 1954 года редактор Шестаковской районной газеты «Красное знамя». В июле 1956 года обком КПСС направляет Новосёлова А.М. в Подосиновский район вторым секретарём райкома КПСС, а в октябре 1958 года он избирается первым секретарём Подосиновского РК КПСС. В 1962 году избирается заместителем председателя Кировского облпотребсоюза. Перед выходом на пенсию работал в тресте «Кировпромстрой», редактором многотиражной газеты, начальником отдела кадров, старшим инженером-диспетчером ПМК-161.
Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией» и юбилейными медалями.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3812/irikovich63.2/0_1fabd_18b86af1_L.jpg)
КОКОРЕВ СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ
Родился 30 сентября 1923 года в деревне Студёная Кировского района Кировской области. Окончив 7 классов средней школы №4 города Кирова, продолжил обучение в ФЗО №30, где получил специальность сортировщика почтовой корреспонденции. Трудовую деятельность начал в Вятско-Полянском отделении связи.
В октябре 1941 года по комсомольской мобилизации призван в ряды Красной Армии и направлен на учёбу на вторые радиокурсы в город Свердловск. После окончания учёбы зачислен радистом в 3-й дивизион 96-го отдельного гвардейского миномётного полка «катюш». Боевое крещение получил на Северо-Западном фронте, участвуя в ликвидации Демьянской группировки немецких войск. Незабываемые впечатления остались у Сергея Николаевича об его участии в Курской битве в составе Степного фронта. После артиллерийского налёта противника он вместе со своей радиостанцией был завален землёй.
После сокрушительной победы под Курском советские войска стремительно наступали. Радист в составе 2-го Украинского фронта участвовал в освобождении Белгорода, Харькова, Кривого Рога и Киева. Форсировал Днепр. В районе Кривого Рога командир дивизии поставил задачу - уничтожить большое скопление танков противника. Вятский парень быстро и чётко передал радиограмму командиру батареи. К сожалению, расстояние не позволяло вести огонь с подготовленных позиций, поэтому батарея «катюш» вышла скрытно на нейтральную полосу и нанесла ураганный огонь по техника неприятеля. Быстро свернувшись, батарея в целости вышла из-под огневого удара противника. Никто не пострадал.
Вместе с полком участвовал в ликвидации Корсунь-Шевченской группировки немцев в районе Звенигородска, где были окружены и уничтожены 12 немецких дивизий. Тут миномётный дивизион попал под бомбёжку немцев. Были выведены из строя две наши радиостанции. Без чёткой связи между батареями остались миномётчики. Благодаря технической подготовке и опыту радисты вместе с ефрейтором Кокаревым собрали из двух разбитых одну работающую радиостанцию. И снова в эфир полетели знакомые дивизионные позывные. Во время прорыва линии обороны немцев нашему наступлению мешала группа фашистских танков. Радисты сообщили точные координаты противника. Населённый пункт, где держали оборону немцы, находился близко и снаряды «катюш» перелетали через неприятеля. Надо было менять угол прицела. Тогда огневики подкопали передние колёса установок и дали залп прямой наводкой по указанным целям. Наступление советских войск на этом участке фронта продолжилось без задержки. За их спиной остались искореженные и горящие немецкие танки. Принимал участие ефрейтор Кокарев в занятии и удержании Яссо-Кишинёвского плацдарма.
В 1944 году полк отозвали в Москву для получения новых «катюш». Уже в ноябре 1944 года новая техника безотказно громила противника, освобождая Закарпатье в составе 4-го Украинского фронта. Дальше его путь лежал через Чехословакию, Польшу и Венгрию в Германию. Гвардейцы-миномётчики геройски сражались на фронтах Великой Отечественной войны. Своей кровью они заслужили своему 96-у гвардейскому миномётному полку звание Оломоуцкого.
За проявленную доблесть в Великой Отечественной войне Кокарев Сергей Николаевич награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За Отвагу», «За боевые заслуги», «За Победу над Германией». Кроме советских наград, он отмечен грамотой президента Чехословакии Свободы и чехословацкой медалью «За Храбрость».

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3810/irikovich63.2/0_1fabc_a6c526f9_L.jpg)
КРАЕВ АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВИЧ
Родился 23 февраля 1924 года в деревне Остальцы Даровского района Кировской области. В 1941 году окончил 9 классов средней школы в городе Котельниче. С момента вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз пошёл добровольцем в ряды Красной Армии. После окончания вторых радиокурсов в городе Свердловске был направлен в действующую армию. В феврале 1942 года принял боевое крещение на Западном фронте, затем воевал на Калининском, 1-м Прибалтийском и 3-м Белорусском фронтах. Участник боёв за Великие Луки, Смоленск, Витебск, Каунас, Шауляй, Кёнигсберг. При освобождении Витебска в 1944 году был ранен.
После разгрома фашистской Германии соединение, в котором служил Александр Яковлевич, было переброшено на Дальний Восток. В составе Забайкальского фронта он участвовал в форсировании горного хребта Большого Хингана, освобождал Харбин, Дальний, Порт-Артур.
За отличное выполнение боевых заданий на фронтах Великой Отечественной войны имеет четыре правительственные награды и девять благодарностей Верховного Главнокомандующего.
После демобилизации в 1947 году окончил 10-й класс Котельничской средней школы. Затем продолжил обучение в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта. С 1953 года по 1955 год работал в должности инженера Кировской дистанции сигнализации и связи Горьковской железной дороги.
С 1955 года переведён в техническое училище №3 города Кирова. Через 7 лет назначен заместителем директора технического училища №8. С 1966 года до выхода на пенсию в 1984 году работал директором технического училища №8.
Из воспоминаний ветерана
Май 1942 года. Наша рота отдельного батальона связи Западного фронта дислоцировалась в населённом пункте Маклаки Калужской области. Немцы часто подвергали нас артиллерийскому обстрелу и авиационной бомбардировке. Чтобы уменьшить потери личного состава, было принято решение передислоцировать в лес штаб корпуса. На новом месте в лесу нам была поставлена задача вырыть землянки для узла связи и для ночлега. Часть красноармейцев телефонно-телеграфной роты занимались устройством землянки для жилья, а другая часть копала котлован для узла связи.
Мы увидели, что к нам по рытвинам и ухабам приближалась легковая машина чёрного цвета. Не доехав метров 20-30, машина остановилась. Открылась дверца, из машины вышел человек в кожаном длинном пальто, внешний вид прибывшего напоминал иностранца. Мы, несколько бойцов, насторожились, мелькнула мысль – уж не переодетый ли это немец-диверсант, прибывший с целью разузнать место нахождения штаба корпуса. Но когда он приблизился к нам, я увидел на его петлицах генеральские звёздочки и генеральскую фуражку с кокардой. Окончательно развеял мои сомнения вышедший из машины с небольшим опозданием в аккуратной, по нашим меркам военного времени, форме ординарец. На его груди висел автомат. Видя нашу растерянность, он широко улыбнулся. Так откровенно мог улыбнуться только наш русский человек.
Тем временем генерал в кожаном пальто приблизился к нам и спросил: «Где землянка хозяина?» Хозяином называли командира корпуса. В этот момент, словно из под земли, вырос командир взвода и доложил, чем занимаются его бойцы. Но командир взвода не знал, где находится землянка командира корпуса. Выручил рассыльный. Он показал рукой направление, добавив при этом с украинским акцентом: «Вин там недалече». Взяв в провожатые этого солдата, человек в кожаном пальто вместе с ординарцем быстро зашагал к землянке командира корпуса.
К вечеру мы узнали, что это был командующий 16-й армией, впоследствии маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский. Наш 5-й гвардейский стрелковый корпус входил в состав частей и соединений его армии, а генерал проверял дислокацию вверенных ему частей.
Такой в моей памяти осталась встреча с выдающимся полководцем времён Великой Отечественной войны.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3808/irikovich63.2/0_1fab7_9ebcacb6_L.jpg)
КУЗИКОВА ЛЮБОВЬ ВАСИЛЬЕВНА
Родилась в крестьянской семье 20 августа 1923 года в селе Кузяки Вожгальского района Кировской области. Закончив в 1939 году 8 классов, работала в школьной библиотеке. 20 августа 1941 года по комсомольскому набору Любовь Васильевна была направлена на вторые радиокурсы в город Свердловск.
В январе 1942 года была зачислена в состав 65-го отдельного полка связи. В составе Брянского фронта связистка Кузикова участвовала в Курской битве, а также в освобождении белорусского города Речица. Со своим полком была направлена на Ленинградский фронт, в составе 2-го Прибалтийского фронта освобождала Латвию и Литву.
Победу встретила в литовском городе Межекяйте в звании младшего сержанта. Демобилизовалась в июле 1945 года. Награждена боевыми наградами: орденом Отечественной войны, медалью «За победу над Германией», а также знаком «Отличный связист».
После войны работала библиотекарем Кузякинского сельского совета. Затем, переехав в город Киров, работала заведующей складом в «Заготзерно», комендантом общежития завода «Маяк». За добросовестный труд награждена медалью «За трудовое отличие», знаком «Ударник коммунистического труда». Дирекцией завода «Маяк» неоднократно награждалась почетными грамотами.
Название: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 01-04-2010, 12:46:14
(http://img-fotki.yandex.ru/get/3807/irikovich63.2/0_1fab4_fc0337d9_L.jpg)
КОСАРЕВ ВЛАДИМИР СЕМЁНОВИЧ
Родился 27 октября 1923 года в деревне Чувашонки Даровского района Кировской области. Окончил 8 классов школы имени Энгельса № 29 города Кирова.
По комсомольской мобилизации в августе 1941 года был направлен на радиокурсы в город Свердловск. После окончания учёбы с февраля 1942 года воевал в составе 102-го отдельного полка связи в должности радиотелеграфиста. Вместе с однополчанами сражался на Западном, Калининском и 3-м Белорусском фронтах. 26 июля 1944 года Владимир Семёнович был тяжело ранен разрывной пулей. После лечения старший сержант Косарев В.А. был комиссован.
Демобилизовавшись из рядов Красной Армии, он окончил полный курс средней школы, обучаясь в школе рабочей молодёжи. Затем поступил в Кировский сельскохозяйственный институт. В 1952 году молодой ветеринарный врач начал работать зоотехником в Нолинской государственной конюшне, а затем главным зоотехником в Нолинском производственном управлении сельского хозяйства. В последующие годы работал председателем райисполкома Халтуринского района, начальником Оричевского, Котельничского производственных управлений сельского хозяйства.
Награжден орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды и «Знак Почёта», медалями «За победу над Германией», «За трудовую доблесть» и многочисленными юбилейными медалями. Владимир Семёнович Косарев занесён в областную Книгу Почёта.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3812/irikovich63.2/0_1fa0a_298870ce_L.jpg)
ЛАТУШКИН ЕВГЕНИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ
О ветеране вспоминает А.Ф. Кротов
Родился 10 ноября 1923 года в деревне Борематовка Яранского района Кировской области. Получил семилетнее образование. В 1940 году по путевке райкома комсомола его направили на строительство завода «Амурстальпром». В октябре 1941 года призвали в ряды Красной Армии и направили на вторые радиокурсы в город Свердловск. В марте 1942 года он начал службу в действующей армии радистом 28-го гвардейского минометного полка «катюш» на Волховском фронте.
Участвовал в боевых действиях против немецко-фашистских войск при защите и освобождении города Ленинграда и области. Вместе со своими однополчанами бил врага на 2-м и 3-м Прибалтийских фронтах, где и встретил День Победы. В августе 1945 года его полк был переброшен на восток, где Евгений участвовал в боях против Японии. Вместе с полком он прошел путь от Халхин-Гола через горы Большого Хингана до Мукдена. После окончания войны Латушкина направили на курсы подготовки политсостава Ленинградского военного округа.
После демобилизации с февраля 1947 года он работал парторгом в Никольской и Куженерской МТС, председателем Никольского сельского совета, заместителем председателем колхоза имени М.И. Калинина. Яранское руководство приметило энергичного, делового Евгения Алексеевича и назначило его начальником коммунального хозяйства города Яранска.
Е.А. Латушкин награжден орденом Отечественной войны II второй степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «За победу над Японией» и многочисленными юбилейными медалями.
Скончался Евгений Алексеевич в 1996 году. Его жизнь, история его боевого пути и мирный труд – это пример для молодого поколения.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3809/irikovich63.2/0_1fa08_b20081e6_L.jpg)
СКРЯБИНА АЛЕКСАНДРА КОНСТАНТИНОВНА
Пусть в страшной битве весь фронт гудел, работал четко политотдел
Родилась в 1916 году в деревне Четверики Зуевского района Кировской области. После окончания 6 классов приехала в Киров, поступила в школу ФЗУ, по окончании учебы стала работать слесарем на заводе «Физприбор». Девушка принимала активное участие в работе комсомольской организации, обучала неграмотных. В 1937 году комитет комсомола завода рекомендовал Александру для работы в райкоме комсомола, а в 1939 году её перевели в райком партии в сектор партучета. Одновременно Саша работала на заводе и училась в вечерней школе. Там ее и застала страшная весть о начале войны.
В тот день райком работал до позднего вечера, так как множество людей отправлялись на фронт, в том числе и Сашины подруги. «Мне в то время уже было 25 лет. Тогда я поняла всю тяжесть опасности, нависшей над нашей Родиной, и осознала, что должна быть в рядах защитников Отечества», — вспоминала Александра Константиновна.
25 августа целый эшелон кировских парней и девчат отправился в город Свердловск, где через месяц они приняли боевую присягу на верность Родине. Так начались для Саши будни армейской жизни: ранний подъем, изучение азбуки Морзе, устройства военной радиостанции, строевая подготовка, стрельба. Приходилось совершать и марш-броски в полном боевом снаряжении: за спиной радиостанция, винтовка, саперная лопатка, противогаз. Особенно тяжко приходилось при окапывании во время развёртывания радиостанций, ведь в ноябре на Урале земля уже промерзала. Но новобранцы, не жалея себя, вгрызались в мёрзлый грунт, выполняя поставленные перед ними задачу. Жили по-суворовски: «тяжело в учении – легко в бою». Занятия по воинским дисциплинам проводили отличные специалисты своего дела: строевой подготовкой руководил лейтенант Курзанов, учил премудростям материальной части радиостанций РБ, БАК, 11-НК лейтенант Бородай, старший лейтенант Таволжанский тренировал курсантов работе на ключе, приёму и передаче азбуки Морзе.
Кстати, когда девчонки получили военное обмундирование, то друг друга просто не узнали: выдали им сапоги 42 размера, портянки (а их наматывать никто не умел), брюки «галифе», гимнастерки и шинели не по росту, шапки-будёновки. Сначала было смешно, но потом пообвыкли. Ребят-курсантов стали отправлять на фронт, постепенно убывали с курсов и девчата. В ноябре 1941 года 30 человек, в том числе и Александру, направили на защиту Москвы. Когда член Военного Совета штаба войск ПВО увидел пополнение, он рассмеялся - мол, еще с гражданской, видимо, войны прибыли. И тут же распорядился выдать новую форму, что и было незамедлительно исполнено. Теперь девушки «красовались» в платьях военного покроя, сапожках и беретиках.
В 1459-й отдельной радиороте Александра Константиновна служила радистом второго класса в звании старшего сержанта. Её задача состояла в приеме и передаче донесений, обеспечении связи со Сталинградом, Орлом, Тулой, Белгородом, Воронежем, Курском, Борисоглебском и другими направлениями боевых действий. Дежурили по сменам, ночью было особенно неспокойно: постоянные артобстрелы создавали серьезные помехи для связи, приходилось максимально напрягать все внимание и слух. Кроме основной работы за пультом, девушку выбрали комсоргом роты.
В 1943 году в военных частях стали создаваться политотделы. В качестве инструктора Сашу откомандировали для прохождения дальнейшей службы в 9-й Сталинградский Краснознаменный корпус ПВО, в полк зенитной артиллерии. Тогда же ей было присвоено звание младший лейтенант. Вскоре полк был переброшен в Крым, зенитчики несли службу на Керченском перешейке.
Долгожданный День Победы Александра встретила в Киеве. После демобилизации проработала 26 лет в органах связи на различных руководящих должностях. За время работы 12 раз избиралась секретарем парторганизации. Практически со дня основания А.К. Скрябина принимает участие в хоре «Фронтовые подруги», в течение 8 лет была старостой хора.
А.К. Скрябина награждена орденом Отечественной войны I степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией», почетной грамотой командующего фронтом ПВО.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3807/irikovich63.2/0_1f9fe_1faa3eaf_L.jpg)
ЗУЕВ АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ
Наш Севастопольский гвардейский полк
29 октября 1941 года по комсомольской мобилизации я был призван в ряды Красной Армии и направлен на учебу по подготовке радиотелеграфистов в город Свердловск.
В конце 1941 года после окончания курсов оказался в Москве. В это время, после боев под Москвой, три отделения дивизиона «катюш» (БМ-13) пополнялись личным составом. В составе пополнения и я, радист, попал в этот полк, которым командовал Герой Советского Союза гвардии майор Казбек Дрисович Карсанов по национальности, как говорили, осетин. Звезду Героя он получил во время финской компании, когда прямой наводкой расстреливал укрепления на линии Маннергейма.
В начале 1942 года наш полк, находившийся в непосредственном подчинении Ставки Верховного Главнокомандования, был направлен на Северо-Западный фронт, где дислоцировался в районе Старой Руссы, участвуя в боях до самой весны. Зима 1941-1942 годов была очень суровой. По ночам спали, зарывшись в снег, которого здесь был 1,5 - 2 метра толщиной. Обмундирование было теплое: шапки, шубы, еще под шапки надевали вязаные колпаки, в которых были прорези для глаз. Связисты дежурили в машине, где была установлена радиостанция «6-ПК». Немцы бомбили нас круглосуточно. Около машины был вырыт блиндаж в 2-3 наката, благо леса в тех местах было очень много. Во время бомбардировок мы находились в нём, хотя обычно работали в машине, где держали связь с боевыми порядками дивизиона: ОП, НП, взводом боепитания.
Весной в районе Старой Руссы оказалась в окружении большая группа немцев. Однажды, вечером в машину зашел начальник штаба дивизиона и сказал, что по данным разведки немцы утром готовятся к прорыву обороны на участке, где находится наш дивизион. Поступила команда вызвать на огневую позицию взвод боепитания. Я вызывал его более часа, но связи не было. Я доложил командиру отделения Антонову, что связи нет. Где-то за полночь к нам подошел начальник штаба дивизиона. Я и ему доложил, что связи нет. Тогда он достал из кобуры пистолет ТТ и сказал мне: «Если к рассвету взвод боепитания не будет здесь и немцы подойдут к нам, то первая пуля будет твоя, а последняя – моя». И ушел. Мне ничего не оставалось делать, как пытаться связаться с другими дивизионами. Уже далеко за полночь появилась связь со вторым дивизионом. На рации дежурил Коля Теплых, с которым мы вместе учились в техникуме перед армией, а потом на курсах радиотелеграфистов. Я передал ему радиограмму, чтобы он срочно связался со взводом боепитания и прислал его на нашу огневую позицию. К рассвету взвод был на месте. Чуть позже немцы начали выходить из окружения. Самолеты противника беспрерывно бомбили наши боевые порядки. В этом бою погиб командир дивизиона, любимец бойцов. Весь полк дал по немцам несколько залпов. Фашисты были сильно обескровлены и не смогли прорваться.
В 1942 году наш полк получил гвардейское знамя и гвардейские знаки. Дальше мой путь лежал на юг, в междуречье Волги и Дона. Из-за непрерывных бомбёжек доехать по железной дороге до места назначения не смогли. Все пути были завалены разбитой техникой и трупами. Пришлось двигаться по ночам своим ходом.
Весенняя ночь коротка, а нам надо было до рассвета успеть закопать установки в землю, вырыть окопы. С наступлением темноты - снова в путь. Потерь пока не имели. В районе сосредоточения у Калача немцев еще не было. Для пополнения боеприпасами отправился в Сталинград взвод боепитания, но ему не суждено было вернуться. Немцы ночью выбросили между Доном и Волгой десант. Взвод попал под огонь. Нашему первому дивизиону иногда в день приходилось давать до 8-10 залпов. Каждый залп - это сорванная атака противника. Установки БМ-13 на ЗИСах были вкопаны в землю до пакета направляющих и тщательно маскировались.
Наша радиогруппа из 3 человек находилась в окопе в 150-200 метрах от огневой позиции или на наблюдательном пункте. Мы включались в радиосвязь в период прорыва проводной связи. Пользовались сначала радиостанциями 6-ПК. Ее с иронией называли «6-ПК трет спину и бока», так как была она тяжела при переноске. Потом ее заменили на РБ (радиостанция батальонная), очень удобную и безотказную. Команды передавали азбукой Морзе.
В период обороны Сталинграда вышел приказ № 227 «Ни шагу назад!». Случилось так, что я и двое моих товарищей были вызваны на наблюдательный пункт, который находился в тылу нашего переднего края. Когда мы с радиостанцией стали приближаться к наблюдательному пункту, нас задержали трое особистов. Лейтенант с пистолетом спросил нас, слышали ли мы о приказе. Мы сказали, что выполняем задание командира взвода связи, но объяснение наше он не принял. Солдаты взяли автоматы на изготовку, повели нас в сторону. Мы понимали, что будем расстреляны. К счастью, всё происходящее с НП видел сам командир Белов. Он бегом направился к нам и спросил особистов, куда нас повели. Те ответили, что ясно, мол, куда - это дезертиры. Он объяснил, что это его радисты, вызванные им на НП с огневой позиции.Командир спас наши жизни. Да мало ли каких случаев на фронте не бывало.
В период подготовки к наступлению я видел на НП командира полка Карсанова. Никто не слышал от него грубого слова, он всей душой переживал за жизнь людей и делал все для того, чтобы личный состав не нес больших потерь. Не случайно все его звали «батей», а ему ведь не было всего 30 лет.
Когда 19 ноября 1942 года началась артподготовка, я находился на НП и впервые передавал команды открытым текстом. Вокруг стоял такой гул, что в окопе не слышно было слов, только приложив рот к уху товарища, можно было что-то сказать. Земля качалась, как при землетрясении. В артподготовке участвовали 250 артиллерийских минометных полков, из них 2 дивизии и 42 отдельных полка, в которых было 1250 установок реактивной артиллерии, способных за один залп выпустить 10 тысяч снарядов. В ходе оборонительных боев с 17 июля по 18 ноября 1942 года враг потерял под Сталинградом 700 тысяч убитыми и ранеными солдат и офицеров, более тысячи танков и штурмовых орудий и свыше 1400 самолетов.
Преследуя немцев, наши части освободили станицу Дубовка. В ней проживали родные моего друга радиста Григория Лошманова. Какая была неожиданная радость для него, когда увиделся он с женой, детьми и родителями! Мы впервые за долгие месяцы очутились в теплой избе. Но это продолжалось недолго, минут 20-30. Съели по тарелке вкусного горячего борща и снова в путь. Наш полк участвовал в Сталинградской битве с начала и до конца. Командиру полка было присвоено сначала звание подполковника, а затем полковника, его назначили командующим оперативной группой.
Полк освобождал город Севастополь. При взятии Малахова кургана в 1944 году командующий фронтом приказал дать залп по минному полю, чтобы пехота беспрепятственно прорвалась к укреплениям противника. Вместо одного полк дал шесть залпов. За взятие кургана полку присвоено звание Севастопольского. На обелиске Малахова кургана высечено его наименование. Полк награжден орденами Суворова, Кутузова, Хмельницкого, Невского.
Незабываемой была встреча ветеранов полка в день 45-летия освобождения Севастополя в 1989 году. Собралось всего 20 человек. К большому сожалению, К.Д. Карсанов, уже генерал, из-за болезни присутствовать не смог.
Ночь под Кёнигсбергом
1-м Белорусским фронтом командовал маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков. В составе фронта находилась 2-я гвардейская танковая армия маршала бронетанковых войск Семёна Богданова. Нашим 86-м гвардейским миномётным полком командовал гвардии полковник Зазирный. В составе этого полка находился мой первый дивизион, командир которого был гвардии майор Анисимов.
После освобождения столицы Польши Варшавы одному танковому батальону и нашему первому дивизиону «катюш» был дан приказ – после прорыва обороны неприятеля наступать в направлении Кёнигсберга. Передовая немцев проходила через небольшой городок. После его взятия нашими войсками, противник отступил на полкилометра к Западу. Через этот город мы вошли в прорыв. За день мы прошли примерно сто километров. К вечеру танкисты и дивизион «катюш» стремительным броском подошли к предместью города Кёнигсберга, в то время когда основные части оставались только на линии прорыва. Немцы взорвали мост через реку, мы оказались в окружении. Перед наступлением ночи дивизион дал залп по врагу. Заняли круговую оборону. «Катюши» замаскировали в вырытых для них укрытиях, выставили боевое охранение, поджидая наши основные части, но они не подходили.
В середине ночи к нам прорвался заместитель командира полка по строевой части и сказал: «Я получил приказ от командира полка вывести вас из окружения». Он смог проскочить по занятому уже немцами городку на машине с зажжёнными фарами. На выезде из города немцы поняли, что это русская машина, открыв ураганный огонь из всех видов оружия. Машина была вся в пробоинах, но сам командир не пострадал.
Теперь нам необходимо было выйти из окружения. Привели себя в полную боевую готовность. Подготовили личное оружие и гранаты. Нам предстояло прорываться через передовую противника. В полночь завели технику и совместно с танкистами двинулись.
Теперь нам необходимо было выйти из окружения. Привели себя в полную боевую готовность. Подготовили личное оружие и гранаты. Нам предстояло прорываться через передовую противника. В полночь завели технику и совместно с танкистами двинулись в обратный путь. Перед рассветом подъехали к тому месту, где раньше прорвали оборону противника. Было ещё темно и тихо. Выслали вперёд разведчиков. Когда они вернулись, было принято решение – танкистам атаковать неприятеля в городе, завязать бой, а миномётчики, тем временем, обойдут город по окраине и прорвутся к своим. Когда танкисты завязали бой, дивизион «катюш», форсировав речку и обойдя город, вырвался из окружения. Позднее мы узнали, что наши жизни спасли герои-танкисты. От целого батальона к своим вышли только два танка.
Наступление на Берлин
После выхода из окружения наш дивизион совместно с танкистами стал наступать в направлении Берлина. Однажды при смене боевого порядка на нас налетела авиация противника. Когда группа немецких самолётов зашла в пике, машина, в которой находился я вместе с красноармейцем Морозом, стояла под кроной яблони. Я выглянул из машины, открыв дверцу, и в ту же секунду водитель нажал на педаль газа. Я чудом не выпал из кабины. Через пару секунд, обернувшись назад, я увидел на месте яблони глубокую воронку.
Во время наступления и после залповых атак по противнику обычно на ночь мы останавливались на опушке леса. И вот однажды под утро, когда уже стало светать, наши водители пошли за водой, чтобы залить её в радиаторы. По пути на них напали немцы и всех перебили. Когда стало совсем светло, вокруг нас оказалась большая группа фашистов. Они бросились на нас, завязалась рукопашная схватка. У меня был наган, в барабане которого уже не осталось патронов - расстрелял в атакующего неприятеля. Вижу, прямо в меня целится в метрах пяти немец. Думаю, вот вспышка и всё. Но получилось неожиданное: фашист стал приседать, хотя он и выстрелил, но пуля прошла мимо. В критический момент схватки меня спас от верной гибели танкист, ударив врага пистолетом по голове.
При подходе к Берлину мне дали приказ привести боеприпасы на огневую позицию. С группой бортовых машин мы направились к временному складу. Загрузили боеприпасы и поехали обратно. Не доехали 200-300 метров до железнодорожного моста над шоссейной дорогой, как вдруг немцы по нам открыли пулемётный огонь. Оказалось, что пока мы получали боевой комплект, фашисты заняли этот переезд. Быстро среагировав на возникшую ситуацию, я скомандовал немедленный разворот. Отбившись от противника, мы доставили боекомплект на запасную огневую позицию. А что могло быть, если бы немцы не открыли по нам огонь?
В составе 2-й танковой армии наш дивизион форсировал реку Одер, участвовал в боях на подступах к Берлину и во взятии столицы Германии. Личный состав дивизиона давал миномётные залпы из «катюш» по рейхстагу. В самом городе обстановка очень часто менялось. Его немцы обороняли до последней возможности, и только в результате упорных и кровопролитных боёв он был окончательно взят 2 мая 1945 года.
После войны я ещё 10 лет служил в армии. После демобилизации работал в партийных и хозяйственных органах. Закончил высшую партийную школу при ЦК КПСС и финансово-экономический институт. После учёбы работал начальником планово-экономического отдела ОАО «Кировской коммерческой компании».
Награждён орденами Отечественной войны I и II степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и многочисленными юбилейными медалями. Лауреат Форума «Общественное признание» ассоциации офицеров запаса Вооружённых Сил.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3807/irikovich63.2/0_1f9fd_468f5bc2_L.jpg)
ОСОКИНА ЕКАТЕРИНА СЕМЁНОВНА
Родилась 21 декабря 1923 года в городе Кирове. До войны работала старшим экспедитором в областном госбанке. После окончания вторых радиокурсов была направлена в действующую армию. В должности радиотелеграфиста находилась в воинской части 816 РАБ на 3-м Украинском фронте. Под Сухиничами в 1943 году получила лёгкую контузию. Демобилизовалась 27 декабря 1944 года в звании старшего сержанта.
После войны работала в производственном объединении «Вторресурсы», откуда вышла на пенсию в январе 1979 года.
Награждена орденом Отечественной войны II степени и юбилейными медалями.
Название: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 01-04-2010, 12:51:06
(http://img-fotki.yandex.ru/get/3810/irikovich63.2/0_1f9f9_c604638c_L.jpg)
СУРОВЦЕВА ВАЛЕНТИНА АЛЕКСАНДРОВНА
Родилась 29 июня 1922 года в деревне Нижняя Волманга Опаринского района Кировской области. Закончила 7 классов. Работала заведующей сельским магазином, потом секретарем – кассиром в Моломской МТС, секретарем комсомольской организации. 3 мая 1941 была командирована в город Киров на курсы комсомольских работников. 22 июня началась война, курсы закрыли, а 24 августа ей пришла повестка. Окончила вторые радиокурсы в городе Свердловске и в декабре 1941 была направлена на Брянский фронт. Работала старшим экспедитором роты подвижных средств связи 65-го отдельного полка связи.
Полк был сформирован 1 июля 1941 года в Москве, в Волочаевских казармах. Вскоре он был направлен на Брянский фронт и дислоцирован недалеко от Брянска, вблизи станции Белые Берега. Отсюда полк стал обеспечивать связью штаб Брянского фронта, которым командовал в то время генерал-лейтенант А.И. Еременко. В составе полка были телеграфно-телефонный батальон, радиорота, кабельно-телеграфная рота, рота подвижных средств связи (мотоциклы, лошади), автовзвод и другие подразделения. Позже полку была придана отдельная 1365-я радиорота.
Полк принимал участие в обороне и освобождении Брянска. В его боевую задачу входило обеспечение радио-, телеграфной и телефонной связью командования и штаба Брянского фронта с действующими армиями и Ставкой Верховного Главнокомандования.
В начале октября 1941 года немцы захватили Орел и перерезали дорогу Брянск—Орел. Тяжкое, очень тяжкое то было время. Незаживающей, саднящей раной остались те дни в сердцах и памяти ветеранов, участников тех событий. «Самый трагичный эпизод, — вспоминает бывшая радистка М.И. Резникова, боевая подруга Валентины Александровны,— окружение в Брянском лесу. Немецкие танки внезапно появились около КП штаба фронта. Это было как раз во время обеда. Наши радиостанции были оголены, на многих не было водителей. Те из них, которые были подальше от КП, смогли выехать, а мы остались в окружении. Передав сообщение об обстановке и свернув свою РАФ, мы отступили в глубину леса, спрятались в нем. Было уже холодно, запасы питания кончились, ели желуди, траву. Хорошо, что здесь оказался шофер из телеграфно-телефонного батальона, который под обстрелом вывел нас.
В те тревожные дни полк срочно передислоцируется через Брянские леса под Белев; через двое суток на станции Арсеньево полк погрузился в эшелон, доставивший его в Касторное. Там полк находился несколько дней, а затем вновь был переброшен сначала в Лебедянь, а позже — в Елец, где он пробыл до начала декабря 1941 года. В связи с захватом гитлеровцами Ельца полк перебазировался на восток: одна его часть в Мичуринск, а другая — в Тамбов. Все это время полк обеспечивал устойчивой связью командование Брянского фронта путем выброски оперативных групп и узлов связи. В конце декабря 1941 года полк вместе со штабом фронта возвратился в Елец, где и находился до весны 1942 года. Основная его часть в то время стояла в лесу под Ельцом.
Позже, в ходе наступления наших войск и их продвижения на запад, полк некоторое время располагался в деревне Дубики восточнее Ефремова, а затем западнее — в деревне Круглое на реке Красивая Меча. Значительное время полк находился в городе Плавске, обеспечивая связью, как и до этого, штаб Брянского фронта. После освобождения нашими войсками Орла в августе 1943 года полк стал продвигаться на запад — через разрушенную Жиздру, сначала в Бытошь, Жуковку, затем в Почеп и, наконец, Унечу. Ко времени прекращения существования Брянского фронта полк находился в Бежице, из которой в октябре 1943 года был направлен в Торопец, а оттуда — под Великие Луки в деревню Красная Роза Куньинского района. Здесь на него была возложена боевая задача: обеспечивать связью командование и штаб вновь созданного 2-го Прибалтийского фронта.
22 февраля 1944 года в лесу между деревнями Лесино и Зелевичи Пустошковского района Калининской области 65-у отдельному полку связи было вручено боевое знамя как символ воинской чести, доблести и славы, как напоминание каждому из бойцов и командиров части об их священном долге преданно служить Советской Родине, защищать ее мужественно и умело, отстаивать от врага каждую пядь родной земли, не щадя своей крови и самой жизни. Вручал знамя от имени Президиума Верховного Совета СССР начальник связи фронта генерал-майор войск связи П.К. Панин. Принимал его командир полка полковник И. Ф. Котельный. Под этим боевым знаменем полк прошел боевой путь по полям Калининской области, Латвии и Литвы. Под этим знаменем полк торжественно встретил День Победы над фашистской Германией 9 мая 1945 года в городе Мажейкяй Литовской ССР. Под этим знаменем полк проводил в июле 1945 года первые группы демобилизованных бойцов.
Важным событием в жизни полка на заключительном этапе его боевого пути в Прибалтике было непосредственное участие в приеме капитуляции курляндской группы немецко-фашистских войск, зажатой между Тукумсом и Либавой. Полк был укомплектован опытными специалистами: радистами, телеграфистами, телефонистами, экспедиторами, умелыми и преданными своему делу командными кадрами.
В июле 1943 года командование полком принял И.Ф. Котельный. Его заместителем по политической части был подполковник А. И. Смирнов, парторгом полка — майор В. А. Воронов, комсоргом — старший лейтенант К. В. Курашкевич. В ноябре 1945 года 65-й отдельный полк связи из Мажейкяя был переведен в Калинин (ныне Тверь). Решением НКО от 12 ноября 1945 года полк завершил свое существование, передав личный состав и материальную часть 8-у отдельному учебному телеграфно-телефонному полку 10-й бригады связи.
По поручению командования боевое знамя полка в ноябре 1945 года было сдано парторгом полка майором В. А. Вороновым в Центральный музей Вооруженных Сил СССР, где вместе с грамотой Президиума Верховного Совета СССР оно хранится и в настоящее время.
Суровцева Валентина Александровна воевала на Ленинградском и 2-м Прибалтийском фронтах. Победу встретила в литовском городе Мажейкяй. Демобилизовалась 26 июля 1945 года. После войны работала директором Нижне-Волмангского маслозавода, заведующей сельмагом, в школе, МТС. На пенсию вышла в 1977 году.
Награждёна орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией», многочисленными юбилейными медалями и знаком «Отличный связист».

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3807/irikovich63.2/0_1f9f7_73bd88d_L.jpg)
Лугинина Зинаида Михайловна
А мы прошли по этой жизни просто
В подкованных пудовых сапогах.
С.Орлов
Родилась в 1923 году в деревне Цыганы Кирово-Чепецкого района Кировской области. 22 июня 1941 года был воскресный день, утро тихое, ласковое. Мы с подружками договорились провести выходной день в Заречном парке. Но не успели уехать: по радио выступил В.М. Молотов, из речи которого узнали о начале войны. И всё вокруг изменилось: заголосили матери, жёны, а мужчины, сосредоточенные, строгие, стали собираться на войну, к вечеру уже многие были в военкомате. Мы, молодые, в то время ещё не представляли, что это такое – война. Отнесла и я заявление в райвоенкомат. Начались дни ожидания. Несколько раз обращалась с просьбой ускорить отправку на фронт. Ответ был один – ждать.
И вот, наконец, 20 августа 1941 года я получила повестку: «Явиться в военкомат для отправки в армию». Эшелон из «телячьих» вагонов увозил нас, девушек, из Кирова в город Свердловск на вторые курсы радиотелеграфистов. Было обидно: эшелоны с войсками и техникой шли на запад, а нас везли на восток. Но ничего не поделаешь – зачем мы были нужны на фронте ничего не умеющие, ни разу не стрелявшие.
Началась учёба. Трудно было в начале: занимались по 8-10 часов строевой, огневой подготовкой, учились ползать по-пластунски, осваивали все премудрости военного дела. 7 ноября 1941 года, на военном параде в городе Свердловске, я вместе со своими сокурсницами чётко держала шаг в парадных воинских колоннах. Когда мы проходили мимо трибун, нам улыбались, но улыбки эти были не весёлые. Конечно, не военная выправка была у наших девчат. Всё было с чужого плеча, всё большое, зато обувь была своя, кто, в чём приехал, так как на армейских складах долго не могли найти для нас сапоги маленьких размеров. И всё же, несмотря на трудности, у нас было приподнятое настроение. После принятия присяги и военного парада мы почувствовали, что сможем помочь отстоять свою любимую Родину.
В конце декабря нас отправляли на фронт. Девчата получили тёплые ватные брюки и телогрейки, выдали нам будёновки. А зима 1941 года была суровая. Назначение у нас был в Елец, ехали через Москву. Трудно сейчас передать то волнение, которое мы испытывали, подъезжая к столице, прифронтовому городу, затемнённому, с постоянными воздушными тревогами, городу – воину. Волновались ещё по тому, что многие из нас впервые в жизни видели Москву. Прибыли в пункт назначения, где сменили кадровых солдат, уходящих на фронт с танковой частью.
Никогда не забыть первые дежурства на радиостанции. Эфир буквально оглушил помехами, множеством работающих радиостанций, и среди этого шума, писка и человеческих голосов надо было услышать свои позывные и без ошибок принять радиограмму. Позже свою радиостанцию мы узнавали не по позывным, а по голосу.
В начале 1942 года первой в нашем батальоне Лиде Хаванской была вручена медаль «За отвагу» за спасение лётчика. Недалеко от поста, где дежурила Лида, упал наш подбитый самолёт. Рискуя жизнью, она вытащила раненого лётчика из горящего самолёта и отправила в госпиталь.
Елец, крупный железнодорожный узел, немцы бомбили каждую ночь. Однажды рядом с нашей радиостанцией упала пятисоткилограммовая авиационная бомба. На наше счастье она не взорвалась.
В июле 1943 года командование поощрило меня краткосрочным отпуском домой.
Много было городов и населённых пунктов на пути батальона: Бердичев, Житомир, Ровно, Сарны, а дальше была Польша. Люблин особенно остался в памяти. Нельзя без волнения вспоминать концентрационный лагерь «Майданек». Дальше наш путь лежал через Варшаву и Познань на Берлин.
Познань. Проходя мимо православной церкви, решили зайти туда. Служба уже закончилась, но, несмотря на это, священник вышел и благословил нас. И кто знает, может быть, поэтому остаток военных дорог мы прошли благополучно.
О Берлине и о Дне Победы написано много, лучше не напишешь, да и многое уже позабылось. Были встречи с союзниками по антигитлеровской коалиции, мы неоднократно ездили к рейхстагу, где оставили свои надписи на его колоннах: «А мы из Кирова, прошли от Ельца до Берлина!» И подписались. Ещё Берлин запомнился большим потоком людей, угнанных фашистами в Германию и возвращавшихся домой. Русские, поляки, чехи, югославы, румыны и другие жители Европы ехали на велосипедах, на лошадях, шли пешком. Почти у всех были флажки своих стран.
В Берлине мы жили в домах немцев, которые ушли на запад перед приходом Красной Армии. Мирного населения оставалось ещё много, особенно женщин, с которыми мы нашли общий язык, хотя немецкий знали плохо, да и они не знали нашего языка. Немки нас обшивали. За работу мы расплачивались марками, сахаром и табаком, который девушки получали наравне с мужчинами, выменивая их на женские принадлежности, которых нам не хватало, особенно в первые два года войны.
15 июля 1945 года я покинула Германию и с нетерпением ждала встречи с Родиной. Пока ехали по территории Германии и Польши, в вагонах было очень весело. На каждой остановке пели и плясали, а вот когда позади осталась государственная граница СССР, в эшелоне наступила тишина. С болью в сердце мы смотрели на разрушения, которые немцы оставили после себя.
Радостно и торжественно нас встречала родная земля, но невозможно без слёз и сейчас вспоминать встречи в Смоленске и Минске. В 1945 году это были сплошные развалины, груды кирпича и щебня. Вокруг были худые, грязные и голодные дети.
1418 дней и ночей длилась Великая Отечественная война. 1360 дней я прослужила в Красной Армии. Войну закончила в звании сержанта и в должности радиста II класса. Награждена медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и ещё двенадцатью юбилейными медалями.
После войны работала техником-технологом на заводе имени ХХ партсъезда (ныне ОАО «АВИТЕК»), откуда в 1978 году вышла на пенсию.
Я горда тем, что внесла в разгром лютого врага свою малую крупицу тяжкого воинского труда, которая, как кажется теперь, после стольких лет мирной жизни, была непосильна хрупким девичьим плечам. Но мы ведь выдюжили! Горда тем, что видела знамя Победы не в музее, а над поверженным логовом врага - рейхстагом, что моя, вятской девчонки, роспись на стенах его была выведена твёрдой рукой в назидание будущим поколениям.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3814/irikovich63.2/0_1f9f6_a7e38c8c_L.jpg)
Перевалов Михаил Иванович
Он родился в деревне Смолиха Оричевского района, закончил 9 классов Спасо-Талицкой школы. В августе 1941 года семнадцатилетний Михаил добровольцем ушёл на фронт. После окончания вторых радиокурсов в декабре 1941 года его направили в подразделение связи штаба 4-й ударной армии Калининского фронта. В июле 1942 года в составе разведгруппы радист Перевалов направляется в тыл врага. 600 километров трое разведчиков прошли по тылам врага до заданного участка Полоцк — Витебск. 14 месяцев длилось выполнение задания, за что Перевалов был награжден орденом Красной Звезды.
После небольшого отдыха он вместе с другими разведчиками самолетом был переброшен на партизанский аэродром в Западной Белоруссии. Полгода длилась нелегкая боевая жизнь в тылу врага. За успешное выполнение задания М.И. Перевалов награжден орденом Отечественной войны II степени.
Шел предпоследний год войны. Под мощными ударами Красной Армии немецко-фашистские захватчики откатывались в Прибалтику. В ночь на 15 августа 1944 года самолет «Дуглас» перебросил через линию фронта 9 разведчиков, среди которых находился Михаил Перевалов. Они приземлились в Прибалтике, в районе озера Усма, в так называемом «Курляндском котле», где концентрировалась группа фашистских войск, блокированная Красной Армией.
Разведгруппа носила позывной «Вепрь». В задачу ее входило: постоянно вести наблюдение за передвижением войск и техники противника по железным и шоссейным дорогам, особенно по основной магистрали Рига—Тукум—Вентспилс. Помимо основной задачи, группа уничтожала оккупантов и их технику, вела наблюдение за передвижением врага по шоссе, захватывала пленных и документы. Каждый шаг гитлеровцев становился известным командованию Прибалтийского фронта.
К станции Спаре разведчики добрались 18 августа 1944 года. Здесь, в 50 метрах от железнодорожного пути, командир группы капитан Максимов организовал наблюдательный пункт. Спаре стояла на главной магистрали: Рига – Тукум – Вентспилс. Находясь в засаде, разведчики следили за тем, что происходит на путях. Два раза в сутки Центр получал от радистов «Вепря» подробнейшую информацию о вражеских войсках. Не всегда удавалось узнать, какой груз лежит на платформах и в вагонах: эшелоны тщательно маскировались. Разведчикам удалось познакомиться с объездчиком, которого звали Иосиф Петух. От него они получали ценнейшие сведения о том, когда, куда и с каким грузом следуют вражеские эшелоны. По ночам появлялись наши бомбардировщики и сбрасывали свой смертельный груз там, где стояли вражеские эшелоны, танковые колонны, где строились укрепления.
Немцы ломали голову: «Откуда русские знают о прибытии эшелонов с танками, с военными грузами?» Каратели регулярно и методично прочёсывали окрестные леса, повсюду были расставлены пикеты, заставы. Каждый человек, вызывавший малейшее подозрение, задерживался. «Почему же все-таки русским удаётся вести прицельную бомбёжку?» - задумывались гитлеровцы. Но ответа на этот вопрос не находили.
Вскоре началось наступление советских войск на Ригу. Когда на небольшом «пятачке» у моря, оставшемся у противника, сконцентрировались огромные силы гитлеровцев, разведчикам становилось все тяжелее и тяжелее: обстановка в районе действия «Вепря» усложнялась с каждым днём. Гитлеровцы искали группу советских разведчиков по городам и дорогам, хуторам и лесам.
Ко всем бедам прибавилась еще одна: приближалась зима. Спать в шалашах становилось невозможно. Не было тёплой одежды. Надо было искать надёжную базу. Разведчики нашли приют у лесника и недалеко от сторожки построили землянку. Район действия группы находился рядом с населённым пунктом Каплузас. Разведчики стали ходить на смелые и дерзкие операции. Так, в ноябре захватили двух вражеских мотоциклистов. Один из них оказался офицером связи. Документы, отобранные у гитлеровцев, содержали очень ценные сведения. Через несколько дней вновь отобрали у мотоциклистов секретный пакет. В нем были данные о дислокации 16-й немецкой армии и кёнигсбергской дивизии.
После дерзких нападений на офицеров связи гитлеровцы вновь начали прочесывать местность. На большаках и лесных дорогах появились специальные крытые машины с вращающимися антеннами: гестаповцы пытались запеленговать рацию «Вепря». Все чаще и чаще наведывались каратели к сторожке лесника.
Однажды разведчики получили информацию от местных жителей о том, что недалеко от Стенде разместился крупный вражеский штаб. На второй день близ станции появились советские самолеты. Несмотря на то, что штаб был тщательно замаскирован, русские летчики сбросили бомбы точно на цель. Этот налет окончательно взбесил немцев. Опять начались карательные экспедиции. На месте расстреливали тех, у кого во время лесных «прогулок» находили какие-нибудь продукты питания. То и дело на хуторах появлялись каратели, останавливались гитлеровские солдаты, отступавшие на всем участке фронта.
С 15 августа 1944 года по 10 мая 1945 года группа Максимова передавала ценные сведения. Пользуясь их данными, советские летчики в завершающие дни войны совершили сотни боевых вылетов, нанесли противнику колоссальные потери в живой силе и боевой технике. В наградном листе, составленном на руководителя разведывательной группы, читаем: «Капитан Алексей Алексеевич Потылицын (Константин Максимов), находясь в тылу противника, в труднейших условиях непрерывного преследования карательными отрядами, организовал и вел систематическое наблюдение за двумя важными железнодорожными узлами. Он вскрыл передислокацию крупного соединения, расположение, численность, нумерацию десяти войсковых частей, семи крупных вражеских штабов, свыше пятидесяти различных складов и четырех аэродромов. Шестого марта 1945 года разведывательная группа преследовалась карательными отрядами. А. Потылицын умелым и дерзким маневром увел группу из-под удара. Капитан и его группа уничтожили сорок три фашиста, пять грузовиков с боеприпасами».
За мужество, проявленное в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Алексей Алексеевич Потылицын награжден орденами Боевого Красного Знамени, Красной Звезды и многими медалями, Высоких правительственных наград удостоены Антон Рагила, Михаил Перевалов, Владимир Трусков и другие разведчики. Начальник разведотдела штаба фронта, генерал-лейтенант Евстигнеев в наградном листе 10 мая 1945 года пишет: «Находясь в тылу врага с августа 1944 года, тов. Перевалов в труднейших условиях, при систематических преследованиях карательными отрядами держит непрерывную радиосвязь разведгруппы с командованием. За это время передал свыше 450 радиограмм с ценными данными о противнике. В марте 1945 года в течение недели группа преследовалась карательным отрядом. Тов. Перевалов, несмотря на исключительные трудности, сохранил материальную часть и обеспечил передачу разведданных командованию. Достоин правительственной награды — ордена Славы III степени».
Об этом в группе «Вепрь» узнали лишь 9 мая 1945 года. В тот радостный день разведчики и партизаны впервые узнали и о том, что их храбрый командир вовсе не Константин Максимов, а капитан Красной Армии Алексей Потылицын. Надо ли говорить о том, как ликовали разведчики, узнав о полной капитуляции Германии. Все собрались у радиоприемника, слушали голос Москвы.
В разгар общего веселья Михаил Перевалов передал командиру срочную радиограмму из Центра: «Предлагаем вести наблюдение за действиями германских войск в связи с капитуляцией». Это было последнее задание группе «Вепрь».
Капитан отозвал в сторону Антона Рагилу, Алексея Тихонова, Аркадия Медвецкого и Владимира Ляхновского, передал им содержание радиограммы. Группе Антона Рагилы было приказано немедленно отправиться в Сабиле, собрать необходимые данные и вернуться в лагерь.
...Прошло несколько часов. От Рагилы и его товарищей не было никаких вестей. Все прояснилось лишь тогда, когда в лагерь «Вепря» пришел Карл Фрейманис. Он тяжело опустился на табурет и долго не мог произнести ни слова.
Оторопевшие разведчики смотрели на бледное лицо Фрейманиса.
— Беда, — наконец, сказал Карл. Его большие светлые глаза стали влажными. — Нет больше Антона... И других нет...
Капитан Максимов, ловивший каждое слово, недоуменно спросил:
— Погибли? Ведь война вчера кончилась.
— Погибли, — с горечью продолжал Фрейманис. — Утром возвращался с Марией — дочерью своей — из Стенде. В лесу увидел двух убитых, покрытых мхом и хворостом. Гляжу и глазам своим не верю — Аркадии Медвецкий... В двух-трех метрах — ещё четверо... Тихонов, Рагила...
— Где это случилось?
— У хутора Мазтерукши...
— Когда?
— Вчера, десятого мая.
Разведчики молча прислушивались к разговору. Каждого из них волновал вопрос: «Кто это мог сделать?» И, словно прочитав в потухших глазах ребят этот вопрос, Фрейманис тяжело бросил:
— Не знаю, парни... Не знаю...
Только через двадцать лет стало известно о подробностях гибели советских разведчиков. Пытаясь найти лазейку из захлопнувшейся западни, по дорогам колесили на автомашинах офицеры латышского легиона «СС» и полицейские, уже знавшие о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии.
Только через двадцать лет стало известно о подробностях гибели советских разведчиков. Пытаясь найти лазейку из захлопнувшейся западни, по дорогам колесили на автомашинах офицеры латышского легиона «СС» и полицейские, уже знавшие о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. На пути разведчиков оказались офицеры 43-го латышского полка легиона «СС».
На суде в качестве обвиняемого отвечал Эрнест Лиепинь.
— О капитуляции я узнал близ Салдуса. Во второй половине дня из штаба прибежал вестовой и передал распоряжение: вывесить белый флаг, сдаться в плен Красной Армии. Я, как и другие офицеры 43-го полка, боялся ответственности. Решил перейти на нелегальное положение, скрыться. Мне хотелось любой ценой попасть в Валмиерский уезд, где жили родители. После обеда командир батальона Рукс, командир артиллерийской батареи Арнольд Апше, я и другие офицеры нашего полка ехали на легковой машине. Совершенно случайно на лесной дороге повстречался вооруженный мужчина в гражданской одежде. Увидев нас, бросился в лес. Несколько офицеров с автоматами на перевес побежали за незнакомцем. Мужчина добродушно улыбнулся.
— Война кончилась, — сказал он, — а вы все ещё пушками балуетесь.
В это время послышался гул автомобильного мотора. Офицеры побежали посмотреть, что случилось. Меня же оставили караулить задержанного. Вскоре мои спутники привели еще пятерых мужчин. Они, оказалось, пытались вытащить из грязи застрявшую машину. Офицеры внезапно налетали на них, разоружили. Мы посоветовались и решили расстрелять их.
— Скажите, Лиепинь, сколько офицеров участвовало в расстреле советских партизан?
— Девять.
— Где вы оказались после расстрела разведчиков?
Избегая взгляда следователя, Лиепинь продолжал:
— Проехали еще несколько километров. Машины застряли. Тогда пошли пешком. Скрывались в лесу, избегали людей. Лишь в августе удалось добраться к родителям. Раздобыл справку, что проживаю у них.
— Что вы делали во время оккупации?
— Был директором ресторана в Риге...
— И все?
— В конце сорок третьего меня призвали на службу в легион. Присвоили звание оберштурмфюрера, поскольку я был старшим лейтенантом в буржуазной армии. Зачислили во второй батальон 19-й дивизии легиона. Участвовал в боях.
— Какие награды вы получили?
— Награжден железным крестом третьей степени и крестом за военные заслуги.
Через некоторое время следователь вызвал на допрос Арнольда Апше. Послужные списки их очень похожи.
Во имя справедливости и торжества истины в 1966 году Верховный суд Латвийской ССР сурово наказал Апше и Лиепиня. Свершилось возмездие. Именем бывших фронтовиков и партизан, носивших на теле рубцы от пуль гитлеровцев и их прихвостней. Именем матерей, вдов и сирот, чьи близкие не вернулись в отчий дом.
Алексей Потылицын, побывав на могиле своих боевых товарищей, написал радисту Михаилу Перевалову, уроженцу Кировской области: «Видел я, Мишенька, могилу Антона Рагилы, Аркадия Медвецкого, Алеши Тихонова и других наших товарищей. Как жаль, что нет их сейчас среди нас. Ведь вместе прошли тяжелыми дорогами войны, столько пережили! Помню, как летели на «Дугласе». Вспоминаю первый прыжок, первое задание. Первое и… последнее, когда мы лишились Антоши и других ребят. А помнишь, как Рагила повис на дереве во время высадки десанта? Хорошие ребята погибли. Вечная им память и слава. Трус погибнет - никогда не вспомнишь. А героя помним долго, вечно».
Так, уже в мирные дни, погибли разведчики, прошедшие партизанскими тропами Белоруссии, доблестно сражавшиеся на фронте и в тылу врага. Память о них никогда не померкнет в сердцах тех, за мир и счастье которых они боролись.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/3808/irikovich63.2/0_1f9f5_18953a40_L.jpg)
Суслов Михаил Васильевич
Воспоминания об участии в Великой Отечественной войне.
В октябре 1941 года я по комсомольской мобилизации призван в ряды Красной Армии и поехал в г. Свердловск на учебу по подготовке радиотелеграфистов. По окончании 2-х радиокурсов зачислен в 30-й гвардейский миномётный полк «Катюш». Полк был сформирован в феврале 1942 года в Москве и состоял из 3 дивизионов (24 установки М-17 на автомашинах «Студебеккер»). В составе полка было немало кировчан. Дмитрий Одинцов из Зуевского района, разведчик, Павел Носков из Даровского района и Николай Шулятьев из Кирова - шоферы боевых машин, Аркадий Истомин из Халтурина - радист в управлении полка. В нашем 3-м дивизионе все радисты вятчане: Василий Сорокин из Уржумского, Владимир Кожевников, Александр Званцев, Николай Бодулев из Кирова, Сергей Нечаев из Оричевского района, Сергей Дружков из Нолинского района; Леонид Заузолков из Советского района, демобилизовавшись по ранению, работал агрономом в колхозе «Прогресс», награжден орденом Ленина. Телефонистом был Афанасий Козлов из Санчурского района, поваром - Павел Гаврин из Юрьянского района. В марте 1942 года полк прибыл на Волховский фронт в распоряжение командующего 52-й армией и на станции Малая Вишера быстро выгрузился из эшелонов, где принимал участие в боях по выводу из окружения 2-й ударной армии.
С января советские войска Волховного и Ленинградского фронтов проводили Любанскую операцию с целью соединения обеих фронтов и окружения большой группы немецких войск, тем самым отвлечь их от блокированного города Ленинграда. Войска второй ударной Армии со стороны Волховского фронта вклинились в оборону противника и захватили большой лесисто-болотистый район между железной дорогой Чудово - Новгород и Ленинград-Новгород, и дальше на север наступать навстречу 54 армии, но попали в окружение. В стыке 52-й и 59-й Армий был пробит коридор, ширина которого доходила до 1,5 км. Однако противник огнем его перекрывал, и всякое движение по нему прекращалось. Этот ничейный участок земли был усеян трупами обеих сторон и получил в войсках название "долина смерти".
Перед нашим 30 гвардейским минометным полком была поставлена задача - огнем "Катюш" обеспечить расширение горловины и создать условия для вывода 2-й ударной Армии из окружения. Это было под Мясным Бором. Нам радиотелеграфистам (я был командиром радиоотделения) впервые пришлось так тяжело, круглые сутки дежурили на радиостанции 12 НК, принимая координаты для ведения огня и передавая их командиру дивизиона. В июне 1942 года мне и командиру отделения телефонистов Добровольскому дан приказ отнести на наблюдательный пункт две катушки телефонного кабеля. Шли мы по болотистой местности, сапоги вязли в грязи и болотистой жиже, ориентируясь по компасу. Впереди увидели полянку, на которой решили передохнуть, но вражеский самолет обнаружил нас и обстрелял. Иван Добровольский был ранен в пах и я на себе дотащил его до санчасти пехотного батальона, где он скончался. Я по радиостанции связался со своим дивизионом и сообщил о смерти Добровольского. Его вывезли в расположение дивизиона и похоронили неподалеку от реки Волхов. После гибели товарища я написал письмо его матери на Украину.
В результате жестоких боев основные силы 2-й ударной Армии были выведены из окружения.
Для участия в операции прорыва блокады в августе 1942 года наш полк перебросили из района Новгорода на север в состав 8-й Армии, где командующим был наш земляк генерал-майор Стариков В.Ф. Прорвать блокаду Ленинграда не удалось. А как сложно было воевать под Синявинскими высотами. Противник находился по ту сторону высот и господствовал над нашими войсками, которые находились на болотистой местности.
Мы с Леней Заузолковым вместе с разведчиками расположились в землянке пехотного батальона на склоне. Подойти к этому месту было очень трудно и опасно - по тропке, насыпи на болоте. Пробираться приходилось только вечером или ночью. Днем местность просматривалась противником. При проведении этой операции были убиты разведчик Власенко, радист Коля Бодулев и ранен командир разведки дивизиона Дубровин.
12 января 1943 года в течение 2-х часов артиллерийской подготовки и бомбовых ударов были разрушены траншеи, дзоты, блиндажи противника. Наш дивизион давал несколько залпов «Катюши» по 128 снарядов за один залп. Трудно доставались нам работать на радиостанции -шум, грохот заглушали радиосвязь.
Памятен один из дней, когда была получена радиограмма - дать огонь по противнику у рощи "Круглой", которая была опоясана двумя рядами деревоземляных валов, облитых водой и покрытых толстым слоем льда. В результате произведенного огня наших "Катюш"- была разбита эта система преграды. Ликвидирована угроза наступающим советским войскам Волховского фронта с флангов и 18 января войска соединились с Ленинградским фронтом и блокада города Ленинграда прорвана. В феврале 1943 года наш полк участвовал в операции по расширению коридора прорыва блокады с целью нанести удар в направлении Мги. Для организации взаимодействия между Ленинградским и Воховского фронтами прибыл представитель ставки Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза К.Е.Ворошилов. В районе Смердыни его я видел не боявшегося обстрелов в траншее на передовых позициях.
В то время мы с Сашей Званцевым находились в пехотном батальоне и разместились с радиостанцией в ровике, накрыв его дощечками и домашней утварью. При артобстреле противника снаряд разорвался рядом с ровиком, радиостанцию выбросило, и она вышла из строя. Я был контужен, и все - таки удалось устранить неисправность радиостанции и наладить связь с дивизионом. А нас в это время вызывали по радиостанции. Подключился сам начальник связи старший лейтенант Калинников. Ох уж досталось нам после установления связи. Какими словами только не назвал он нас. После доклада о неисправности радиостанции, начальник смирился, объявив благодарность, и на смену выслал другую радиостанцию с радистами другого отделения.
В период жестоких ноябрьских штормов (1943), под прицельным неприятельским огнем, скрытно и бесшумно, от Канатной фабрики г. Ленинграда, по Финскому заливу катерами, баржами, буксирами наш 30 гвардейский минометный полк перебросили на Ориенбаумский плацдарм, именуемый ленинградцами «Малой Землей» или «Пяточком».
Размеры его были невелики: 60 км по берегу Финского залив и до 25 км в глубину. Значение же был по – истине громадным. Он прикрывал сухопутные подступы к Кранштату и оттягивал на себя большие силы врага. А нам с этой «Маленькой Земли» предстояло в составе 2-ой ударной армии осуществить операцию по полному освобождению г. Ленинграда от вражеской блокады.
14 января 1944 года началась артиллерийская подготовка, в которой наши «катюши» давали несколько залпов по гитлеровским укреплениям у границ плацдарма в Гостилицах, Дятлицах и Ропше. Больше часа передний край обороны обрабатывали советская артиллерия и минометы. Там все было перерыто, перемолото с землей и много убито фашистов; Сильное сопротивление враг оказал передовым танковым частям при подходе к Гостилицам и у горы Колокольня. Вот где пришлось поработать «катюшам»! Гитлеровцы устроили деревянные валы полутораметровой высоты. Стены их были покрыты толстым слоем льда, а подходы заминированы и оплетены проволочным заграждением. Нам об этом сообщили наши разведчики, а мы, радисты, передали координаты в дивизионы, и огнем «катюш» и артиллерии ледяной бастион и огневые средства врага были подавлены. Открылся путь для продолжения наступления.
Радиостанции мы держали всегда на приеме, а дивизионы все время в пути. Открывали огонь днем и ночью. Были освобождены Гостилицы, Дятлицы, Ворново, а 19 января участвовали в освобождении Ропши, за что наш полк и 131-я стрелковая дивизия получили наименование «ропшинских». Обычно «катюши» давали несколько залпов по врагу и спешно перебирались в другое место, чтобы не быть запеленгованными противником.
Как-то над новой позицией появились «юнкерсы». Кто-то сообщил наши координаты. Пришлось перебазировать боевые машины на другой участок, несколько из них попали под бомбежку, в том числе предназначенная для транспортировки связистов. Были выведены из строя боевые машины, убиты и ранены несколько солдат. Сразу же под руководством военного чекиста полка А.И.Зотова организовали прочесывание местности и задержали немецкого солдата, обнаружили рацию. Андрей Иванович Зотов прибыл в наш полк в декабре 1943 года из морской бригады. В то время я его знал как чекиста. Оказалось, он тоже наш земляк.
В итоге 12 дней ожесточенных боев под Ленинградом были освобождены: Красное село, Пушкин, Павловск и другие города. До Ленинграда оставалось 100 км. 27 января 1944 года город Ленинград полностью освобожден от. вражеской блокады. В этот день на Марсовом поле и с кораблей Балтийской флотилии прогремели 24 артиллерийских залпа из 324 орудий в честь полного освобождения города Ленина. В феврале 1944 года я был принят в ряды КПСС, а в апреле награжден медалью \'"За" отвагу".
Не забыть сильный Нарвский плацдарм, эти три высоты с которых на наши войска велся беспрерывный огонь.
Не забыть сильный Нарвский плацдарм, эти три высоты с которых на наши войска велся беспрерывный огонь со всех родов оружия. Миномётчики смели фашистов своим метким огнём. В июле 1944 года Нарва и одновременно крепость были освобождены.
Дальше, наш полк был переброшен в район Тарту для проведения Таллинской наступательной операции на правый фланг по побережью Финского залива. После освобождения Иыхвы, Раквере нас с Володей Кожевниковым определили в наступающие танковые части для обеспечения им огня наших гвардейских минометов и мы разместились на башне одного из танков Т-34 со своей радиостанцией, на ходу держали радиосвязь. Вместе с танкистами приходилось с автоматами в руках выбивать противника, затаившегося за каменным забором вдоль дороги. Не забыть один случай во время нахождения на башне танка. Вдруг вместо движения по дороге танк повернуло влево, через несколько минут он остановился у электрического столба. Случилась неисправность управления или разрыв гусеницы, все провода оказались на нас и только благодаря тому, что линия была обесточена, мы с танкистами остались живы. Мы с Володей пересели на другой танк. Наступление наших войск продолжалось. Мы въехали в г. Таллин. Радостно встречали нас жители города. При въезде в город мы наблюдали, как вражеские корабли отходили от морского порта, а в порту горели пристанские склады. Из разговоров узнали, что врагом заминирована электростанция, но население не позволило взорвать ее. Настала забота, как найти наш дивизион. Нам, конечно, это легко сделать. Включаем радиостанцию, настраиваемся на волну, код известен, и вызываем дивизию. Там нас ждут, готовят встречу, высылают нашу автомашину связистов и мы в дивизионе. Опять короткий отдых и подготовка к новым более сложным задачам.
На завершающем этапе Великой Отечественной войны в составе родного 30 гвардейского минометного полка вели бои по освобождению островов Даго, Саремаа (Эзель) в Балтийском море, прикрывающих подступы к крепости Крондштат. Второй раз пришлось преодолевать морские рубежи, теперь уже по Балтийскому морю. Грузимся на баржи, буксиры, катера и скрытно, в ночное время высаживаемся на остров Муху, где противник сосредоточил большое количество сил, как на островах, так и в море. Особенно упорное сопротивление противник оказывал, на острове Саремаа на дамбе г. Куреосаре. На подступах к городу продвижению наших войск мешало значительное количество орудий, укреплений - доты, дзоты. Приходилось давать огонь наших "катюш" в зависимости от мощности огня противника.
В результате наступательных действий наших частей противник потерял большое количество орудий, брошено много лошадей, немало кораблей готовых к отправке техники и личного состава, взято много пленных. Таким образом, задача по освобождению островов была выполнена и наш полк оставался на полуострове Сырва острова Саремаа в местечке Сикасари в 3-х километрах от г.Курессаре. Наш дивизион (командир подполковник Корнов) готовили для заброски в тыл врага для разгрома Курляндской группировки врага. Учили применять и отражать возможные атаки противника, создавали запасы гранат, патронов. Мы радисты отрабатывали возможные неисправности радиостанций, работу с кодированием, занимались зарядкой аккумуляторов, приобретением батарей питания. Короче - проходили обучение ведения боевых действий в тылу врага. Но к нашему счастью этому не пришлось быть, так как враг был разгромлен нашими славными советскими войсками.
Здесь на полуострове Сырве я встретил День Победы. Отсюда в августе 1945 года получил отпуск на Родину, как отличник боевой и политической подготовки.
В октябре 1945 года направлен на учебу в г. Ленинград на курсы подготовки и переподготовки политсостава Ленинградского военного округа. По окончании курсов получил звание лейтенанта.
Название: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Амина от 10-04-2010, 04:54:00
ИСТОРИЯ ОДНОГО СОЛДАТА

(http://1pobeda.ru/sites/default/gallery2/d/63-3/01.jpg)

Джозеф Роберт Байерли (Joseph Beyrle) родился в городке Маскегон, штата Мичиган, где в 1942 году окончил школу. На выставке представлены фотографии семьи Байерли, школьные фотографии, а также предметы одежды баскетболиста школы «St. Joseph High school», в которой учился Джозеф. Эта часть экспозиции рассказывает о мирной довоенной жизни американской семьи. Джозеф мог получить стипендию на учёбу в Университете Нотр-Дам, но был призван в армию и направлен в 506-й парашютно-пехотный полк 101-й десантной дивизии «Кричащие орлы», специализирующейся на радиосвязи и подрывных работах. На экспозиции выставлены детали обмундирования и знаки отличия американских десантников 1940-х годов.

 6 июня 1944 года, в день открытия Второго фронта, самолет С-47, в котором находился 20-летний Джозеф Байерли, попал под обстрел над побережьем Нормандии. Выпрыгнув из самолета над Ком-дю-Монт, сержант потерял связь с другими парашютистами, но все же смог взорвать электрическую подстанцию. Байерли взорвал ещё несколько объектов до того, как попал в плен к немцам. На экспозиции можно увидеть фотографию 1969 года с изображением церкви во Франции, возле которой десантировался сержант Байерли во время Второй мировой войны, а также женщин, видевших его приземление.

В течение последующих семи месяцев, Байерли содержался в семи различных германских тюрьмах. Он дважды пытался бежать, но каждый раз неудачно, и все закончилось жесточайшими пытками в гестапо. После второго побега (оказавшись в Польше, он с другими военнопленными, сбежавшими по ошибке, сел в поезд, следующий в Берлин) Джозеф оказался в концентрационном лагере для военнопленных в Альт-Древице. В залах выставки экспонируются статьи из немецких газет, которые читали военнопленные, чтобы следить за событиями на войне.

 Третий побег в начале января 1945 года из лагеря близ реки Одер увенчался успехом. Уходя на восток, через две недели Байерли наткнулся на советский танковый батальон 2-го Белорусского фронта. Выходя навстречу русским с поднятыми руками, он повторял с акцентом: «Я - американский товарищ! Я - американский товарищ!» Отказавшись от предложенной эвакуации в тыл, Джозеф уговорил командование бригады разрешить ему вступить в ряды этого воинского соединения. До Берлина оставалось еще 70 километров упорных боев. Выставка представляет ксерокопию карты боев за клостринский плацдарм, произошедших 31 января - 30 марта 1945 г.

Так началась его служба в советском танковом батальоне, которая продлилась месяц. На выставке можно увидеть «Предположительные сведения о боевых действиях Джозефа Байерли», составленные Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство»". Пригодились его навыки подрывника и пулеметчика – у русских танкистов оказался американский танк «Шерман». Батальон, в котором воевал Байерли, в конце января освободил тот самый концлагерь, из которого он и сбежал.

В начале февраля он получил тяжелое ранение, и был отправлен в советский госпиталь в польском городе Ладсберге. Узнав об американском десантнике, воюющем в Красной армии, в госпиталь приехал маршал Георгий Жуков. Поскольку тяжелое ранение исключало возможность дальнейшего участия в боях, Байерли попросил маршала помочь ему вернуться домой. По приказу Жукова Джозефу Байерли дали официальное письмо, которое он предъявлял при проверке документов по пути в Москву, т.к. все его документы остались у фашистов. В феврале 1945 года он добрался до американского посольства в Москве.

В посольстве Байерли узнал, что Военный департамент США объявил его погибшим ещё 10 июня 1944 года. Его семья получила «похоронку» (представлена на выставке, а также письменное соболезнование семье от командования армии США) и по нему уже отслужили заупокойную мессу в церкви, а в местной газете был опубликован некролог. До того, как по отпечаткам пальцев подтвердили его личность, Байерли содержался под охраной морских пехотинцев в московской гостинице «Метрополь». 21 марта 1945 г. вышел официальный приказ о награждении Джозефа Байерли орденом «Пурпурное сердце» и Бронзовыми ветвями дубового листа. Вниманию зрителей представлена статья из газеты - «Сержант Байерли вернулся из мертвых».

 Байерли вернулся в Мичиган 21 апреля 1945 года, а через две недели праздновал победу в Чикаго. На следующий год он женился на Джоане Хэловел, венчание проходило в той самой церкви, где по нему служили заупокойную панихиду.

9 декабря 1953 в письме из офиса генерал-адъютанта сообщалось о награждении Джо Байерли медалью «Бронзовая Звезда» за выдающиеся заслуги в сухопутных действиях во время Нормандской компании.

В 1994 году за уникальную службу во время войны Байерли был награждён памятными медалями на церемонии к 50-летию открытия Второго фронта. Мероприятие проходило в Белом доме в Вашингтоне. Награды вручали президент США Билл Клинтон и президент России Борис Ельцин. На экспозиции представлены фотографии героя с обоими президентами.

(http://foto.fontanka.ru/items/2010/2/15/0015/geroi.jpg)

 Джозеф Байерли имел 15 наградных знаков отличия. На выставке представлены награды героя: Медаль «Бронзовая звезда», медаль «Пурпурное сердце», медаль за Европейско-Африканскую компанию, Медаль «Efficiency Honor Fidelity», медаль за участие Америки во Второй Мировой войне, а также: медаль за Отвагу второй степени, Орден Красной Звезды и Орден Отечественной войны Второй степени, медаль, выпущенная к 100-летию Маршала Жукова, Медаль за победу во Второй Мировой войне (Американская версия).

 Джозеф Байерли скончался 12 декабря 2004 года в городе Токкоа, штат Джорджия. В апреле 2005 года он был похоронен с военными почестями на Арлингтонском военном кладбище.


Сайт "Герой двух наций" (http://1pobeda.ru/node/2)

Видео (http://www.newstube.ru/Media.aspx?mediaid=53b35957-9855-4afa-a614-6762382f649a)

Видео (http://www.youtube.com/watch?v=n5kXvEeumig)
Название: СВР рассекретила документы о советском агенте в гестапо Вилл
Отправлено: Олег Бунтарев от 13-04-2010, 07:27:02
СВР рассекретила документы о советском агенте в гестапо Вилли Лемане

(http://img.beta.rian.ru/images/17487/33/174873312.jpg)

 Служба внешней разведки (СВР) России публикует новые документы о Вилли Лемане - агенте советской внешней разведки, работавшем под псевдонимом "Брайтенбах" А/201 в гестапо, сообщил в интервью РИА Новости шеф пресс-бюро СВР РФ Сергей Иванов.

Имя Вилли Лемана стало известно совсем недавно. Между тем этот удивительный человек, курировавший в гестапо оборонную промышленность и военное строительство фашистской Германии, 12 лет передавал в Москву бесценные сведения о масштабах приготовления фашизма к установлению мирового господства, о новейших технических разработках Третьего Рейха. Леман передал в Москву и ключ к шифрам гестапо.

Рассекреченные документы включены в выходящую в свет книгу "Его величество агент", которую написал известный историк, эксперт в области разведки Теодор Гладков.

По делу Лемана пока открыта только небольшая часть документов, которую можно представить широкой общественности, сообщил РИА Новости шеф пресс-бюро СВР.

"В настоящее время в архивах СВР находится 28 томов документов по делу "Брайтенбаха", - сообщил Иванов.

"Опубликовав документы о жизни и деятельности Лемана, СВР хочет показать, что советская разведка выполнила свой долг и проинформировала советское руководство о подготовке и дате начала войны против СССР", - сказал представитель СВР.

По его словам, в отличие от некоторых агентов советской разведки Леман не был завербован. "Он инициативно вышел на советскую резидентуру и бескорыстно предложил свои услуги в борьбе против нацизма", - отметил Иванов.

"В книге нет ни слова вымысла, только факты, основанные на архивах разведки. Многие цитируемые в этом произведении документы СВР публикуются впервые", - сказал Иванов.

По его словам, на примере Лемана, который передавал кадровым советским разведчикам ценнейшую информацию, рассказывается, как внешняя разведка заранее информировала руководство страны о подготовке и дате нападения на СССР.

Из книги широкая общественность узнает и о том, что Леман передал в Центр сведения о разработках в Германии в закрытых химических лабораториях синтетического бензина, искусственного каучука и боевых отравляющих веществ нового поколения.

Не был известен до настоящего времени и тот факт, что именно Леман передал в Москву ключ к шифрам гестапо, используемым в телеграфных "Функшпрух" и радио "Ферншпрух" сообщениях для связи со своими территориальными и закордонными сотрудниками.

Таким образом, на Лубянке получили возможность читать служебную переписку гестапо.

Внешняя разведка предоставила РИА Новости видеозапись беседы с ветераном разведки Борисом Николаевичем Журавлевым - сотрудником советской резидентуры в Берлине, который находился на связи с Вилли Леманом. Журавлев рассказывает о последней конспиративной встрече советских разведчиков с Леманом, когда тот сообщил точную дату нападения Германии на СССР. После этого связь с агентом прервалась.

"Я встретился с Леманом в Берлине 19 июня 1941 года. Он (Леман) в этот раз был очень взволнован и сразу после приветствия сообщил, что в гестапо пришел приказ о том, что 22 июня после трех часов ночи Германия начнет войну против СССР. Я принял это сообщение тоже очень взволнованно, у меня даже ноги подкосились", - рассказывает Журавлев.

"После этого мы попрощались, я помчался в посольство, где после обработки это сообщение было передано в Москву", - добавляет ветеран.

По словам Журавлева, после начала войны, когда он в августе 41-года вернулся в столицу, ему было непонятно, почему в Москве заявляли, что нападение Германии на СССР было неожиданным, хотя внешняя разведка неоднократно информировала руководство страны о подготовке нападения.

"Держи язык за зубами и к этой теме больше не возвращайся", ответило мне тогда мое начальство", - сказал Журавлев.

Как рассказал в интервью РИА Новости автор книги Теодор Гладков, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер и шеф гестапо Генрих Мюллер так и не осмелились доложить Гитлеру о том, что в тайной полиции нацистской Германии долгие годы работал советский агент.

"Над Леманом не было суда, и практически никто до настоящего времени не знал и до сих пор не знает как он был задержан, как держался на допросах и как погиб. Только через некоторое время советской разведке стало известно, что Леман был расстрелян в 1942 году", - сказал Гладков.

По словам историка, Леман был арестован в конце 1942 года и после этого исчез. "Жене сказали, что он умер, и в отношении нее никаких репрессий не было. Ей удалось пережить войну. По всей видимости, то, что в гестапо долгих 12 лет работал советский агент, и стало причиной того, что руководство гитлеровских спецслужб побоялось информировать об этом агенте верхушку нацистской Германии, в том числе Гитлера", - полагает Гладков.

По его мнению, о масштабе осведомленности Лемана говорит то, что он единственный, кто передал советской резидентуре точную дату и время нападения гитлеровской Германии на СССР - 22 июня 1941 года в три часа утра.

"Долгие годы от Лемана в советскую разведку поступала информация самого разного рода. От биографических данных сотрудников немецких спецслужб, в том числе гестапо и абвера, до мероприятий, которые проводили эти спецслужбы", - сказал собеседник агентства.

Историк добавил, что Леман в свое время курировал всю германскую промышленность и сообщил советской разведке о начале строительства 17 подводных лодок для ВМФ Германии. Леман присутствовал на испытаниях новейшего ракетного оружия в Третьем рейхе и передавал СССР сведения об этом оружии.

"Мне очень интересно было работать над книгой о судьбе единственного агента советской разведки в гестапо Вилли Лемане", - сказал Гладков.

Эксперты считают, что Леман был прототипом Штирлица, роль которого блистательно сыграл Вячеслав Тихонов в сериале "Семнадцать мгновений весны". Однако создатели фильма ничего не знали о том, что у нашей разведки был агент такого уровня в гестапо - первые сведения о деле "Брайтенбаха" появились только через 20 лет после выхода фильма, авторы которого просто предугадали существование такого человека как Леман.

"Автор книги "Его величество агент" Теодор Гладков, СВР России и печатное издание "Печатные Традиции", посвящают новую книгу 65-летию Великой Победы над германским фашизмом", - сообщил Сергей Иванов.

Разведчик

Леман родился в 1884 году под Лейпцигом в семье учителя. В 17 лет добровольно пошел служить на флот и побывал во многих дальних походах. Во время одного из них был свидетелем морского сражения русско-японской войны при Цусиме.

В 1911 году Лемана приняли на службу в берлинскую полицию рядовым, но вскоре как способного сотрудника перевели в контрразведывательный отдел при полицай-президиуме Берлина. Во время первой мировой войны Леман проявил себя грамотным контрразведчиком.

С 1929 года Леман на идейной основе начал сотрудничать с советской внешней разведкой - пережив ужасы Первой мировой войны, он не хотел повторения войны с Россией и до последнего момента надеялся, что она не произойдет.

Леман был разведчиком высочайшего класса, отмечают в Службе внешней разведки России.

РИА Новости
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Одинцов Владимир Дмитриев от 26-03-2011, 22:33:01
В этой теме нашел упоминание о своем отце Одинцове Дмитрие Макаровиче. Родился в Кировской обл. в 1923 году. Прошел обучение на вторых радиокурсах в Свердловске в 1941 г. Воевал в 30-м гвардейском минометном полку.
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Амина от 27-03-2011, 03:39:25
В этой теме нашел упоминание о своем отце Одинцове Дмитрие Макаровиче.

Низкий поклон и сердечная благодарность Вашему отцу!

"В октябре 1941 года я по комсомольской мобилизации призван в ряды Красной Армии и поехал в г. Свердловск на учебу по подготовке радиотелеграфистов. По окончании 2-х радиокурсов зачислен в 30-й гвардейский миномётный полк «Катюш». Полк был сформирован в феврале 1942 года в Москве и состоял из 3 дивизионов (24 установки М-17 на автомашинах «Студебеккер»). В составе полка было немало кировчан. Дмитрий Одинцов из Зуевского района, разведчик, Павел Носков из Даровского района и Николай Шулятьев из Кирова - шоферы боевых машин, Аркадий Истомин из Халтурина - радист в управлении полка. В нашем 3-м дивизионе все радисты вятчане: Василий Сорокин из Уржумского, Владимир Кожевников, Александр Званцев, Николай Бодулев из Кирова, Сергей Нечаев из Оричевского района, Сергей Дружков из Нолинского района; Леонид Заузолков из Советского района, демобилизовавшись по ранению, работал агрономом в колхозе «Прогресс», награжден орденом Ленина. Телефонистом был Афанасий Козлов из Санчурского района, поваром - Павел Гаврин из Юрьянского района. В марте 1942 года полк прибыл на Волховский фронт в распоряжение командующего 52-й армией и на станции Малая Вишера быстро выгрузился из эшелонов, где принимал участие в боях по выводу из окружения 2-й ударной армии".
(Суслов Михаил Васильевич
Воспоминания об участии в Великой Отечественной войне.)

(http://img-fotki.yandex.ru/get/5503/rebel-tm.3d/0_471b2_394b127e_L.jpg)
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Мария от 28-03-2011, 06:04:57
А как похожи!
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Амина от 23-04-2011, 06:42:32
Память не стынет


 Андрей ГАВРИЛЕНКО, «Красная звезда».

(http://www.redstar.ru/2007/02/21_02/23.jpg) (http://www.redstar.ru/2007/02/21_02/24.jpg)

      Юрий Александрович Фомичев родился в августе 1925 года. В Москве, на Семеновской заставе, в переулке со сладким названием Медовый. Семья была большая – 3 сестры и 2 брата. Рос сильным, крепким. В 15 лет ростом был 176 см. В свободное время активно занимался спортом: катался на лыжах, коньках. Во время летних каникул в деревне работал на полях и в кузнице молотобойцем. Еще увлекался радиоделом. В школе был старостой класса, председателем учкома. Среди оценок лишь несколько четверок, остальные – «отлично».

      Тяга к морю появилась в 1935 году, когда мамин брат – дядя Шура – приехал с Черноморского флота. Он служил на эскадренном миноносце «Незаможник», был старшиной котельной группы. Клеши, бескозырка, бушлат пленили мальчишку. Дядя рассказал и о том, что в семье Фомичевых моряками были прадед, дед. Первый служил на Балтике судовым механиком, второй – на Черном море на миноносцах. И паренек, как говорится, «загорелся». С увлечением стал читать произведения на морскую тематику. Как раз в то время на экраны вышел кинофильм «Мы из Кронштадта». Впервые ее демонстрировали в кинотеатре «Орион» на Преображенской заставе. Юрий с друзьями со двора в тридцатиградусный мороз отправился на сеанс вверх по Медовому, затем вниз к реке Хапиловка по улице 9-я Рота мимо собора Петра и Павла. Все расстояние – около трех километров. Пришлось постоять в очереди, а затем: вот они – альбатросы Балтики… сама она суровая, свинцовая… Фильм смотрелся на одном дыхании. Ту картину Юрий смотрел еще более десяти раз!

      После семилетки хотел поступать в Херсонскую мореходку. Но папа посоветовал немного подождать – завершить обучение в средней школе, а уже после этого, если желание не изменится, поступать в военно-морское училище. На том и сошлись. Но в планы вмешалась война.

      Сверстники во дворе были старше года на четыре. В конце июня 1941 года всех друзей призвали в Красную Армию. Юрий пропадал в военкомате с утра до вечера, провожая партии призывников, мозоля глаза военкому. В армию из-за возраста его брать не хотели.

      И вот однажды, в конце июля, в одной из команд не хватало человека. Военный комиссар, в очередной раз увидев Юрия, произнес: «Даю тебе сорок минут, чтоб сбегать за вещами».

      Военкомат был рядом с домом. Фомичев проходными дворами понесся домой. Вещи у него были заранее собраны.

      Папа был в армии. Юра оставил записку маме, чтобы не беспокоилась, и побежал обратно. Через полчаса был уже в строю новобранцев. Вечером их погрузили в поезд. Думали: едут на фронт, ведь у всех мысли были только об этом.

      Ехали сутки, другие. Ждали, вот-вот послышится орудийная канонада, но ночью и днем - тишина. Поняли: везут не на фронт. Через десять суток оказались во Владивостоке. Тогда только стало понятно, какую шутку сыграл с юношей военком. Распределение Юрий получил в радиошколу на острове Русский. Но поскольку он был радиолюбителем-коротковолновиком, его досрочно аттестовали и распределили в так называемый дивизион плохой погоды, на сторожевой корабль «Метель». Уже там случайно узнал, что для отправки на фронт формируется отряд моряков. Только надо быть хорошим спортсменом. А Юрий завоевывал второе место в Москве по конькам, с собой прихватил грамоты. В отряд его взяли.

      В конце августа со своими товарищами уже был на Западе. Прямо с колес бросили в бой. За три дня от трехсот молодых тихоокеанцев остался неполный взвод, но немцев на рубеже остановили. Потом был Кронштадт, где заканчивалось формирование 4-й бригады морской пехоты особого назначения. В конце сентября направили под Шлиссельбург, в район Невской Дубровки. Был получен приказ форсировать Неву и выйти на соединение с Волховским фронтом, не позволить врагу замкнуть второе блокадное кольцо вокруг Ленинграда.

      В ночь с 15 на 16 сентября под прикрытием туманной дымки началось форсирование Невы. С ходу зацепились за левый берег в районе Московской Дубровки и, развивая бросок, заняли плацдарм до 3 километров по фронту и 1.800 метров в глубину. На рассвете 17 сентября к немцам пришло пополнение, и плацдарм сузился до 1.200 метров по фронту и глубиной в 800 метров. Так и стояли здесь моряки насмерть. Враг дальше не прошел. Изнурительные, кровопролитные бои не прекращались круглые сутки: артиллерийские обстрелы, одна за другой атаки. Немцы в буквальном смысле слова перепахивали снарядами и бомбами пятачок, на котором не осталось ни деревца, ни кустика.

      Раненых не успевали отправлять на правый берег, многие погибали во время переправы. Мертвых складывали в воронки от крупнокалиберных снарядов, и следующий артналет засыпал их землей. На пятый день боев Фомичев был ранен, задело подключичную артерию. Уже ближе к вечеру его удалось переправить на правый берег, а там самолетом в Москву, в госпиталь. Только поэтому остался жив.

      После выписки его направили в 116-ю отдельную мотострелковую бригаду Тихоокеанского флота 1-го формирования. Юрий Александрович принимал участие в контрнаступлении под Москвой. Бригада входила в состав 1-й и 3-й ударных армий.

(http://www.redstar.ru/2007/02/21_02/25.jpg) (http://www.redstar.ru/2007/02/21_02/22.jpg)

      В марте - второе ранение. После госпиталя вновь морпехота, но уже под Сталинградом. В августе – еще было ранение, и после выписки снова 116-я бригада, но второго формирования. Совместно с 66-й танковой бригадой 20-го танкового корпуса в феврале 1943 года была спланирована зимняя операция под Орлом. На слиянии Оки и Зуши, на крутом правом берегу Оки находилось село Городище, которое было приказано взять. Бой за село продолжался трое суток. 66-я бригада потеряла почти все танки, а в батальонах оставалось от 150 до 250 человек. Но Городище взяли и держали в течение недели.

      «Нас сменила полнокровная стрелковая бригада и еще один из полков подошедшей дивизии. Отвели на переформирование. Через десять дней мы узнали, что наших сменщиков отбросили за Оку и Городище вновь у немцев. Это лишний раз показывало, что моряки, если что-то взяли, то не отдают. Хоть мертвые, но воюют», - говорил в беседе со мной Юрий Александрович.

      После переформирования из бригады создали морской стрелковый полк, а из артиллерийского дивизиона артиллерийский полк. Фомичев принял участие в битве на Курской дуге.

      Наши бойцы вновь форсировали Оку, вернули Городище и взяли еще несколько населенных пунктов. Не доходя до Орла, повернули на Мценск. Затем был Брянский фронт. Потом Западный, Смоленщина, Белоруссия. Фомичев был среди тех, кто первым вступил в Минск. Потом его ждали Польша, Восточная Пруссия.

      «Вышли, - вспоминает Юрий Александрович, – к заливу Фриш-Гав, затем повернули на Кенигсберг». Получив еще одно, как казалось тогда, последнее, ранение в ходе тех боев, закончил войну под Пилау. Это нынешний Балтийск. Победу встречал в госпитале. После выписки был направлен на Тихий океан, но уже в составе частей морской пехоты. Только там, в бою за Сейсин, его ждали последнее, весьма тяжелое ранение и контузия.

      Войну закончил гвардии главным старшиной. Среди наград - ордена Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, медаль «За отвагу». Год не ходил, полгода не говорил – такими были результаты контузии. В августе 1950 года Юрия Александровича комиссовали и привезли в Москву. При росте 189 см он весил 45 килограммов. Живой скелет. Год числился инвалидом 1-й группы. В 1952 году переоформил на вторую, чтобы получить право на работу.

      С большим трудом устроился регулировщиком специальной аппаратуры в опытное конструкторское бюро «Якорь». И с годами, приобретая опыт, вырос до ведущего инженера. Много работал на полигонах Капустин Яр, Балхаш, Байконур. На пенсию ушел в 1986 году.

      Несмотря на возраст Фомичев – частый гость во флотских подразделениях. Встречается со школьниками, принимает участие в различных памятных мероприятиях. А еще Юрий Александрович пишет стихи. Недавно вышел в свет его сборник «Память не стынет». Вот одно из стихотворений из этой книги:
     
     Зима 41 года
      Вновь вижу вас в тревожных
      снах…
      Зима… Шинели сняты.
      Идем, и ленточки в зубах,
      Распахнуты бушлаты.
      Атаки шквал… и враг бежит,
      Крича schwarz Tod, schwarz Tod.
      Мороз… но кровь у нас кипит,
      Я помню сорок первый год.
      Бои… бои… и в день и в ночь…
      Гранат, патронов мало…
      Но гнали, гнали немцев прочь,
      В нас молодость играла.
      Гвардейцы – детище Петра,
      Мы Ушакова внуки.
      Наш клич «ПОЛУНДРА» и «УРА»!
      Ласкают сердца звуки.
      Бои… начало января,
      С Москвы осада снята…
      Встречай, смоленская земля,
      Матроса и солдата.
      Идем сражаться за тебя,
      Мы повзрослели рано.
      Матросов дружная семья
      Пришли мы с океана.
     
На снимках: Юрий Александрович ФОМИЧЕВ - в жизни и на картине «Непокоренный» народного художника России Василия НЕСТРЕНКО; встреча ветеранов на Невском пятачке (1975 г.); Дорога жизни (1942 г.).

redstar.ru
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Амина от 23-04-2011, 06:43:08
(http://i032.radikal.ru/0904/16/248fccfb4285.jpg)
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Амина от 08-05-2011, 12:47:38
30 апреля 1945 года в Берлине татарин Гази Загитов первым водрузил Знамя Победы над рейхстагом

В тот день 30 апреля 1945 года наш соотечественник - татарин Гази Загитов первым водрузил Знамя Победы над рейхстагом фашистской Германии в Берлине. Этот неоспоримый исторический факт признан всеми военными историками. Этим символичным событием была поставлена точка в победе нашего народа над немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной Войне 1941- 1945 годов.

(http://tatarlar.ru/photo/zagitov/reihstag.jpg)

Он был первым

 Эта правда упорно утаивалась от нас многие годы. Она не вошла в учебники истории. О ней просто постарались забыть на многие годы.
 Официальные издания убеждали нас в том, что вестниками нашей Великой Победы в той страшной войне, первыми водрузившими красный флаг над поверженным рейхстагом, были солдаты Егоров и Кантария.

Как это было

(http://tatarlar.ru/photo/zagitov/zagitov1.jpg)

 Многократно проверенные данные, которыми располагали тогдашние Институт военной истории Минобороны СССР, отдел истории Великой Отечественной войны Института истории СССР АН СССР и главная редакция 5-го и 10-го томов "Великой Отечественной войны советского народа", свидетельствуют, что дело обстояло так: к утру 30 апреля 1945 года были закончены бои за здания, которые прикрывали рейхстаг, - швейцарское посольство и министерство внутренних дел.
Попытка трех стрелковых батальонов из 150-й и 171-й стрелковых дивизий сходу захватить рейхстаг не привела к успеху. Только поздно вечером, после мощной артиллерийской подготовки, три стрелковых батальона смогли совершить бросок к зданию. По центру шел первый батальон 765-го стрелкового полка капитана С.Неустроева, справа от него - первый батальон 674-го стрелкового полка капитана В.Давыдова, входившие в 150-ю стрелковую дивизию под командованием генерал-майора В.Шатилова. Слева от батальона Неустроева - батальон К.Самсонова из 171-й стрелковой дивизии. При батальоне Неустроева действовала штурмовая группа капитана В.Макова. В том, что рейхстаг будет взят в короткий срок, никто не сомневался.
 Согласно донесению командира 4-го артиллерийского Краснознаменного корпуса прорыва резерва Главного командования гвардии генерал-лейтенанта артиллерии Игнатова командующему артиллерией 1-го Белорусского фронта, группа капитана Макова водрузила знамя над рейхстагом в 22 часа 40 минут 30 апреля 1945 года. Об этом событии Маков прямо из рейхстага доложил по рации (документ сохранился) командиру корпуса генерал-лейтенанту Переверткину.
 Через два-три часа в ночь на 1 мая на крыше рейхстага было установлено знамя военсовета 3-й ударной армии, известное как знамя № 5. По непосредственному приказу командира 765-го стрелкового полка Ф.Зинченко его водрузили разведчики М.Егоров и М.Кантария.
 Водрузили, но не на куполе. По свидетельству самих Егорова и Кантария, они прикрепили знамя над депутатским входом в рейхстаг. И только 2 мая 1945 года знамя было перенесено на купол рейхстага и стало именоваться Знаменем Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

(http://tatarlar.ru/photo/zagitov/zagitov2.jpg)

 28 апреля 1945 года. Разведчики группы Макова зашли в тыл к фашистам. Сняли пост и ворвались в подвал рейхстага, захватив в плен двадцать пять немецких солдат.
 29 апреля. Группа Макова пробралась в расположение немцев и корректировала огонь артиллерии по рейхстагу. Дом, в котором они находились, был окружен немцами, но разведчики отбили атаку фашистов и продержались до подхода наших частей.
 30 апреля. Еще днем с огромным риском для жизни боец группы старший сержант Г.Загитов ухитрился подобраться к "каналу" и разведать место, где над водой выступали большая труба и некая конструкция из двутавровых балок и стальных швеллеров. По ним в случае необходимости можно было перебраться через водную преграду. Вечером во время штурма разведчики первыми ворвались в здание рейхстага, взобрались на крышу здания и, отражая нападение немцев, установили на башне Знамя Победы.
 За этот подвиг капитан Владимир Николаевич Маков, старшие сержанты Алексей Петрович Бобров, Газий Казыханович Загитов, Александр Филиппович Лисименко, сержант Михаил Петрович Минин были представлены к присвоению звания Героя Советского Союза. Эти исторические наградные документы подписаны высокими должностными воинскими лицами.
 Знали ли о неправомерности досрочного сообщения о взятии рейхстага Верховный главнокомандующий И.Сталин и маршал Г.Жуков, сегодня судить трудно. Но вот что сообщал заместитель начальника Института военной истории МО СССР профессор М.Кирьян: "На встрече участников штурма рейхстага, организованной в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС 15-16 ноября 1961 года, командир первого батальона 765-го полка 150-й стрелковой дивизии С.Неустроев сказал: "Группа артиллеристов, пять человек, лучших воинов, во главе с капитаном Маковым, шла в первых рядах атакующих бойцов полка. Им первым принадлежит честь в установлении Красного Знамени на крыше рейхстага".
 И лишь через несколько часов Егорову и Кантария было вручено "Знамя №5", придан взвод автоматчиков с кинооператорами, и они пошли на крышу рейхстага. С точки зрения воюющего солдата, это был парадный марш - фашисты уже были загнаны в подвалы и крышу рейхстага не контролировали.
 Вот она, историческая правда. Институт и музеи всецело разделяют версию воинов-артиллеристов. Изменены экспозиции в Центральном музее Вооруженных Сил СНГ в Москве, в музее города-героя Бреста, Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге, музее Второй мировой войны в Карлгофе (Германия) - имена разведчиков капитана Макова, водрузивших Знамя Победы над рейхстагом, значатся здесь первыми.

"Звезду" Герою так и не дали

 1 мая 1945 года начальник поста взвода оптической разведки разведдивизиона 136-й армейской пушечной артиллерии Режецкой Краснознаменной бригады старший сержант Гази Казыханович Загитов был представлен к званию Героя Советского Союза.
 В представлении написано, что 30 апреля во время штурма рейхстага Загитов первым ворвался в здание, но в это время получил сквозное ранение в грудь, при ранении был прострелен партбилет. Будучи раненым, ст.сержант Загитов вместе с сержантом Мининым забрались на башню рейхстага и установили первое победное знамя.
 Представление подписал командир РАД 136 АПАРКБ майор Максимов. Далее стоят визы: "Достоин присвоения звания Герой Советского Союза" - его командиров, вплоть до командующего войсками третьей ударной армии генерал-полковника Кузнецова. Что было дальше - мы не знаем...
 Но в итоге Загитов официально героем так и не стал: приказом по 1-му Белорусскому фронту Н-576/н от 18 мая 1945 года он был награжден орденом Красного Знамени. Статус этой награды, конечно, тоже очень высок. Но вопрос, почему М.Егоров и М.Кантария, проделавшие тот же путь целые сутки спустя, да еще в сопровождении охраны, получили всенародную славу и геройские звания, так и остается открытым. Можно только предполагать, какими критериями руководствовались идеологи того времени, которые отбирали типажи победителей. При упоминании Знамени Победы у всех перед глазами предстает образ, рожденный известным снимком, сделанным в весьма выгодном ракурсе.
 Егоров и Кантария многие годы были вынуждены ездить по стране и рассказывать о своем подвиге. Только в 1975 году они признали в брошюре "Знамя Победы", что свой стяг доставили в рейхстаг гораздо позже других знаменосцев.

(http://tatarlar.ru/photo/zagitov/zagitov3.jpg)

Для нас он всегда был и останется Героем

 Шаткие самодельные витринки крошечного янагушевского музея не вмещают всех экспонатов, которые собрал за четыре десятилетия Галимзян Бекбулатов.
 На самом виду - наградной лист. "Звание Героя Советского Союза присваивается Газию Казыхановичу Загитову". И подпись - Сажи Умалатова.
Вот так, в 1997 году вся пятерка Макова получила звание Героев Советского Союза от постоянного президиума съезда народных депутатов СССР. Возглавлявшая этот непонятный орган Сажи Умалатова вряд ли имела право подписывать наградные документы, да и Советского Союза на тот момент уже не существовало. Но у кого язык повернется сказать, что эти люди не были героями? И у кого поднимется рука изъять золотую звезду из того ряда под музейным стеклом, где лежат награды Гази Загитова?
 - Это все равно что поставить под сомнение подвиг сотен наших земляков, погибших на фронтах Великой Отечественной войны, - говорит одноклассник Газия Загитова Муфти Зямилов, вместе с которым наш герой в свое время окончил семилетнюю школу в деревне Уръяды и поступил учиться в Бирское медучилище. Вот только Гази не успел его закончить - с третьего курса забрали на войну. Впрочем, и Муфти Миниахматович сразу после первого курса перебрался в педагогическое училище, а после войны много лет проработал в школе.
 - Деревня эта вообще уникальная, - замечает сопровождавший нас в поездке известный татарский композитор, председатель комиссии по развитию национальной культуры региональной национально-культурной автономии татар Башкортостана Алик Лукманов. - Во всей деревне только три фамилии: Загитовы, Зялиловы и Бекбулатовы. Все селение было разделено на три части, и в каждой части жили представители одного рода, одной фамилии. Вот и ваш фотокорреспондент, смотрю, ту же фамилию носит.
 Собственно, собираясь в Янагушево, мы знали, что из этой деревни родом отец нашего сотрудника. Здесь живут многие его родственники, носящие ту же фамилию. Единственное, чего мы не знали, что в числе этих родственников, причем, как оказалось, весьма близких, и знаменитый Гази Загитов...
 У самого музея, через тропинку, расположен небольшой мемориальный комплекс. Не скрою, тяжелое впечатление оставил он у нас. На обшарпанных стелах - фамилии почти трех сотен янагушевцев, погибших на фронтах Великой Отечественной. Часть имен вообще не прочесть, надписи облетели. Равнодушие районных властей к состоянию памятников, тем более в канун 60-летия Победы, удивляет. А вот сестру Гази Загитова просто обижает. До нее властям просто нет дела. Старушка получает крошечную пенсию. Ни наград, ни почестей, каких достойна как труженик тыла, она не получила. Не вспоминают о ней и в праздничные дни. До сих пор и не подумали вручить юбилейную медаль.
Нет на стелах комплекса и имени Гази Загитова.

Он погиб в мирное время. Но благодарные земляки своими силами установили скромный мраморный памятник на могиле воина, что у самого входа на деревенское кладбище. На памятнике написано, что похоронен здесь Герой Советского Союза Газий Загитов. Пусть не хватило у нашего государства мужества признать историческую правду и официально исправить ошибку, преднамеренно совершенную сталинскими идеологами. Это сделали простые люди, для которых их скромный земляк Гази Загитов- настоящий герой войны. По инициативе янагушевцев в 2005 году прошел первый День памяти Героя Гази Загитова.
 Сельчане говорят, что вроде и книгу об их земляке собирались издать в Уфе к Дню Победы. Пока книга не издана.
 Я могу понять политические мотивы, двигавшие сталинскими идеологами, которые придумали своих, подходящих героев для страны. Но не могу понять, почему человек, чей подвиг уже - достояние гласности, не стал национальным героем своей родины?
 - Мы хотели бы обратиться к Президенту Татарстана Минтимеру Шариповичу Шаймиеву, чей высокий авторитет в стране не подлежит сомнению, с просьбой в канун великого праздника, - говорит Алик Лукманов. - Помогите восстановить историческую справедливость. Герой должен быть назван героем. Пусть даже после его смерти. Это нужно не только нам. Это нужно сделать во имя будущего нашей нации, давшей России таких достойных сынов.

Гамира ГАДЕЛЬШИНА
Вячеслав ЗАГИТОВ (фото)

Tatarlar.ru

Печатается с сокращениями. Читать целиком здесь http://tatarlar.ru/photo/zagitov/zagitov3.jpg
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Амина от 09-05-2011, 14:51:59
Победители. Солдаты Великой Победы.

Нашим проектом мы хотим поименно поблагодарить живущих рядом с нами солдат Великой Отечественной войны и рассказать об их подвиге.

Победа в Великой Отечественной войне — подвиг и слава нашего народа. Как бы ни менялись за последние годы оценки и даже факты нашей истории, 9 мая — День Победы — остается неизменным.
Вечная слава победителям!

Проект «Победители» был создан к 60-летию Победы. Тогда нам удалось собрать списки более миллиона ветеранов, живущих рядом с нами:

в России [1 008 778]

в зарубежье [46 263]

http://www.pobediteli.ru/
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Амина от 14-05-2011, 11:00:33
С.Ф. Долгушин: Самое страшное, когда теряешь боевых друзей...

(http://www.argumenti.ru/images/preview/arhnews/30e8b5240e1ebe59cc7c5e3524886a0f.jpg)
Сергей Долгушин

Герой Советского Союза Сергей Долгушин совершил около 500 боевых вылетов, из них 120 – на штурмовку и 86 – на разведку, в воздушных боях сбил лично 17 и в группе –11 самолетов (по официальным данным).

- Сергей Федорович, а Вы помните свой первый бой?

– Это невозможно забыть.Он случился в первый день войны. Ранним утром 22 июня 1941 года наш 122-й истребительный авиационный полк был поднят по тревоге. Летчики поспешили к своим «ишачкам» (так мы называли новейшие последние две пушечно-пулеметно-ракетные модификации истребителя И-16 – 22-й и 24-й серии). Под непонятный гул, доносившийся от проходившей в 17 километрах границы, мы с немногочисленным техперсоналом поторопились поставить на самолеты вооружение. Вскоре самолеты были готовы, и, когда в 4.20 над аэродромом появились немецкие истребители Me-109, я услышал «Долгушин со звеном – в воздух!».

Один наш И-16 уже горел. Я начал разбег, но плохо прогретый мотор самолета не тянул, поэтому в конце полосы пришлось развернуться и взлетать в противоположном направлении. Здесь-то, без скорости, с еще неубранными шасси, меня атаковали «мессера» и стали расстреливать, как на полигоне. Самолет получил 16 пробоин.

Так начался мой первый бой. Я оказался одним из немногих, кому удалось подняться в воздух. В этот первый день во- ны задания сменяли одно другое: прикрыть мосты (автомобильный, называемый теперь Старым, и железнодорожный через реку Неман) в Гродно, сходить на разведку к границе, лететь на другой аэродром, вернуться...

К концу дня я сделал, наверное, вылетов семь. Прилетаю в Черлены, а там оказалось, что немцы взлетно-посадочную полосу разбомбили. Затемно прилетел в Лиду: все взлетное поле перекопано – там строили бетонную полосу. Можно было сесть только на одну узкую полоску, на которую и днем-то трудно приземлиться. Но уровень подготовки летчиков был такой, что ни один из нас не разбился! Летчики все устали, целый день ничего не ели, ну и моральное состояние, сами понимаете. А утром нас проштурмовали Me-110. Самолетов на рулежке было еще много.

Одного летчика убили в кабине – в голову попали. И командира дивизии ранили в живот, он умер на следующий день. В тот день Ме-110 уничтожили все, что было на земле. Два полка перестали существовать...

А летчики отправились в тыл за новой техникой в Москву. Так я оказался в Рязани, в эскадрилье, командиром которой был Герой Советского Союза капитан Семенов.

– А помните первый сбитый Вами фашистский самолет?

– Сразу после прибытия в Рязань меня назначили командиром звена. Сразу же вступили в бой. Ситуация была тяжелая, но мы уже пришли в себя и бои были более успешные. 26 июля, сопровождая Пе-2, бомбившие войска под Ельней, я вступил в бой с четверкой Ме-109. Один Пе-2 сбили, двух других мне удалось прикрыть, и они ушли пикированием. А меня загоняли, но к одному «мессеру» я пристроился, пулеметом «ШКАС» винтовочного калибра навел, пристрелялся, а на поражение уже бил из крупнокалиберного пулемета «БС» до тех пор, пока «мессер» не стал заваливаться. В другой ситуации я бы сообразил, что хватит, пора самому уходить – летчика убил, машина неуправляема, а я продолжаю метров с двадцати бить по нему. Дело было под вечер уже, мой пятый или шестой вылет – дрался с врагом отчаянно и дождался, когда и по мне стукнули. Машина загорелась. Расстегнул ремни и незаметил, как отдал ручку от себя. Меня выбросило из кабины самолета и ударило о киль, при этом я разбил грудь. А парашют рано распустил. «Мессера» стали стрелять по мне, но пробили только купол. Спустился рядом со сбитым «мессершмитом», подошел к нему: меня интересовало, пробил ли я бронеспинку. Самолет вошел почти вертикально, в бронеспинке – четыре сквозные пробоины. Вот тогдато я окончательно понял, что летчик был убит в воздухе.

– А много ваших друзей-летчиков погибло тогда в первые дни войны?

- В тот день Ме-110 уничтожили все, что было на земле. Два полка перестали существовать...

 – С нашей стороны очень много было потерь. Тогда много полегло наших – и знакомых, и незнакомых летчиков. Я до сих пор не могу смириться с потерей своего боевого друга Сергея Макарова. Нас с ним в один день представили к званию Героя Советского Союза. Познакомились мы c Сергеем в августе 1941 года, когда наша эскадрилья приземлилась на аэродроме Селы (70 км западнее Ржева) и вошла, как вторая, в 180-й истребительно-авиационный полк. Тогда же в эскадрилью пришел мой тезка и близкий друг Сергей Макаров, вместе с которым мы провели в воздухе немало удачных боев.

– А за что Вам дали звезду Героя?

– За бои под Москвой. Полк наш отходил на восток и вскоре оказался на аэродроме Борки на северной оконечности канала имени Москвы. Наряду с чисто истребительными задачами мы чаще стали летать на штурмовку и разведку, а к началу декабря уничтожение войск стало основным делом для полков авиации под Москвой. Этому способствовало снижение активности частей люфтваффе, которое советские летчики объясняли неготовностью немецкой техники к морозам. В конце ноября истребители эскадрильи, обязанности командира которой я временно исполнял, вылетели на штурмовку аэродрома Лотошино. Самолетов противника там не оказалось, но на обратном пути встретились с группой Ме-109, возвращавшейся после столь же неудачного налета на Борки.

В районе Клина начался воздушный бой. В результате три «мессера» было сбито, но и самолет Макарова с остано вившимся мотором стал снижаться. Летчик сел на полевом аэродроме вблизи Клина, где пока не было немецких самолетов. Прикрывавший в тот момент друга, я увидел, как по летному полю приближаются автомашины с немецкими солдатами. И я решил садиться. Сел. Макаров с трудом пристроился в кабине моего «Мига» (одна нога оставалась за бортом), и под автоматными очередями немцев самолет взлетел.

В начале января 1942 года я был официально назначен командиром эскадрильи, в которой теперь были не только МиГи, но и ЛаГГ-3, а через месяц я узнал, что за тот ноябрьский бой командир 180-го истребительно-авиационного полка майор Хлусович подписал на Макарова и меня представление к званию Героя Советского Союза. К этому моменту я уже имел 185 боевых вылетов.

ПОМНИТЬ И БЫТЬ ДОСТОЙНЫМИ

5 мая 1942 года мне было присвоено звание Героя. Тем же указом стал Героем и Сергей Макаров, но посмертно – он погиб в феврале. Не поверите, но этот день остался в моей памяти как самый тяжелый за всю войну. Так было тяжело осознавать, что Сережа так и не узнал, что ему присвоилисамую высокую награду страны. Позже я участвовал в очень многих кровопролитных сражениях – при освобождении Белоруссии, Польши, в Северной Германии... Был ранен, не раз меня сбивали, но меня уже ничего не могло испугать. Самое страшное, когда теряешь боевых друзей...

argumenti.ru

Подробнее о Сергее Федоровиче Долгушине можно узнать здесь (http://www.airwar.ru/history/aces/ace2ww/pilots/dolgushin.html)
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Амина от 15-05-2011, 03:16:53
Козлов Анатолий Венедиктович

(http://www.volgveteran.ru/veteran/image003.jpg)

Живет в Волгограде

Родился 12 февраля 1922 года в станице Маркинская Цимлянского района Ростовской области. Окончил Грозненское военно-пехотное училище (1942). Командиром стрелкового взвода 984-го стрелкового полка 275-й стрелковой дивизии принимал участие в Харьковской наступательной операции на Юго-Западном фронте. Затем в должности командира взвода, офицера связи 158-й отдельной тяжело-танковой бригады Сталинградского фронта участвовал в обороне Сталинграда. В дальнейшем последовательно занимал должности: адъютант командира 18-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии, офицер связи командования 1-го гвардейского механизированного корпуса, заместитель командира 11-го отдельного мотоциклетного батальона 1-го гвардейского механизированного корпуса. В 1943 году окончил курсы усовершенствования офицерского состава при 2-м Киевском артиллерийском училище. Участвовал в Курской битве, Будапештской и Венской операциях. 24 июня 1945 года принимал участие в Параде Победы на Красной площади в Москве. После войны продолжил службу в Вооруженных Силах. Командовал ротой, батальоном, был начальником разведки полка, заместителем командира мотострелкового полка, исполнял обязанности командира мотострелкового полка. Окончил Высшую офицерскую бронетанковую школу в городе Ленинграде (1954), Военную академию бронетанковых войск (1963). В августе 1968 года вышел в отставку в звании полковника. Награжден двумя орденами Отечественной войны I степени, орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды, двумя медалями "За боевые заслуги", медалями "За победу над Германией", "За взятие Будапешта", "За взятие Вены" и другими.

volgveteran.ru

Подробнее о ветеране можно узнать здесь (http://www.iremember.ru/svyazisti/kozlov-anatoliy-venediktovich.html)
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 01-08-2011, 15:25:18
Участник Сталинградской битвы Александр Александрович Хиценко

(http://img-fotki.yandex.ru/get/5212/4555450.44/0_53bad_594cd1bc_L.jpg)

(http://img-fotki.yandex.ru/get/5112/4555450.44/0_53baa_3406242a_L.jpg)

(http://img-fotki.yandex.ru/get/5012/4555450.44/0_53bab_35685731_L.jpg)

(http://img-fotki.yandex.ru/get/5112/4555450.44/0_53bac_57fd9d78_L.jpg)

(http://img-fotki.yandex.ru/get/5307/4555450.44/0_53bae_94c96151_L.jpg)
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 14-04-2013, 06:39:35
Лабонин Василий Михайлович

(http://iremember.ru/navy/labonin/labonin_01.jpg)

Я родился 28 февраля 1926-го года в деревне Васильевка Карасубазарского района Крымской АССР. Родители мои были из крестьянской среды, в семье росло шестеро детей, все сыновья, я самый младший. До войны окончил семь классов, причем до четвертого включительно мы учили крымскотатарский язык, затем стали изучать немецкий. 22-го июня 1941-го года мы одними из немногих в стране так и не узнали о начале войны, потому что в деревне не было радио. О нападении Германии на Советский Союз стало известно только на следующий день, когда начали призывать мужчин нашей большой деревни в Красную Армию. В моей семье папу и всех старших братьев-комсомольцев призвали. Отец, Михаил Михайлович, член партии, начал служить в истребительном батальоне, в трех километрах от Васильевки располагался лес, они там искали вражеских шпионов и десантников, заброшенных из самолетов. Брата Валентина, 1912-го года рождения, Леонида, 1915-го года, Николая, 1920-го года, и Александра 1921-го года призвали. Только меня и самого младшего брата, Григория, 1926-го года, в 1941-м году не призывали.

Осенью 1941-го года Крым оккупировали немцы. Они шли по основной дороге на Керчь, наша деревня была немного в стороне, и поначалу оккупанты к нам даже не заходили. Но после окончательной оккупации полуострова враги начали организовывать у нас полицаев, затем избрали старосту. Мой брат Григорий, самый сметливый из братьев, в то время учился в школе в Карасубазаре (Белогорске), родители ему снимали квартиру, и в совершенстве владел немецким языком. Отец поначалу ушел в лес в составе истребительного батальона, дома остался мама и я с братом. Когда комендатура организовалась, его возглавил немец, которому был нужен переводчик, и брат стал там работать на этой должности, он вошел в подпольную группу, которая передавала свои сведения партизанам. Гришу впоследствии выдал предатель, его арестовали и в симферопольском концлагере, расположенном на месте совхоза «Красный», в сентябре 1943-го года расстреляли. Но сперва отца казнили, он вернулся из леса в начале 1942-го года, но немцы его арестовали как коммуниста по доносу, и 12 марта того же года расстреляли в Карасубазаре.

Мы же продолжали жить под оккупацией, а в апреле 1944-го года наши войска освободили Крым. Как прошло это радостное событие? Мимо деревенских домов проехали две машины с орудиями, «Додж три четверти», и все на этом. Митинг организовали, на котором выступили выжившие в ходе оккупации партийные активисты, прибывшие военные рассказали о том, что Красная Армия освобождает Крым и идет дальше на Севастополь. Буквально дня через три меня призвали и направили в 120-й запасной стрелковый полк, размещенный под Симферополем.

Там дней десять поучили, причем в первый же день выдали обмундирование, но мы в столь короткое время не успели даже присягу принять. При этом особо ничему не учили, успели только выдать винтовки со штыками, да и все. А после короткого обучения направили в морскую пехоту. В Севастополе к тому времени еще шли бои за город, когда я попал в 255-ю отдельную дважды Краснознаменную Таманскую орденов Суворова и Кутузова II-й степени морскую стрелковую бригаду. Таково ее полное наименование к концу войны. Стал рядовым стрелком в 1-м взводе 3-й роты 14-го батальона морской пехоты. Принял участие в зачистке Мекензиевых гор от остатков немецких войск. Укрывшихся в дотах и окопах врагов собирали везде, и в итоге взяли в плен множество немцев. Вид у них был угнетенный, явно чувствовали, что победы им уже не видать, ведь Одесса к тому времени была освобождена, так что им оставалось эвакуироваться только в Констанцу, в Румынию, причем добраться в этот порт можно было только на кораблях, а в Черном море активно работала наша авиация.

Из-под Севастополя мы после зачистки вернулись обратно в Бахчисарай, где начали учиться морскому десантному делу. Неподалеку от нашего расположения находился огромный ставок, мы учились высаживаться на вражеский берег. Был май месяц, на грузовиках привозили небольшие лодки, бросали их на берегу и мы волокли к воде наш транспорт, и где-то в течение двух недель учились правильно высаживаться. В каждой роте у нас полагалось иметь трех специалистов – санинструктора, химика и сапера. Меня же после недельных курсов сделали ротным сапером. Затем нас перебросили под Одессу и здесь в районе лиманов мы уже со всей серьезностью учились садиться на транспорты и высаживаться на морской берег в течение июня-июля 1944-го года.

Подготовили нас к десанту, и в августе 1944-го года мы высадились в районе Днестровского лимана. Посадили нас в Овидиополе на бронекатера и направили в сторону места высадки. Это был мой первый по-настоящему серьезный бой, среди товарищей имелись раненые и убитые. Конечно, помогла сильная поддержка со стороны нашей авиации, и был произведен мощный артналет на наш участок высадки, но все равно, румыны, прятавшиеся в камышах, росших у берега, метко сбивали наших ребят при высадке с бронекатеров. Но в итоге мы выбили врага и вскоре освободили город Аккерман, который впоследствии переименовали в Белгород-Днестровский. Здесь мы снова стали участвовать в зачистке росших в пригороде виноградников, причем специально организовывали отделения по сбору военнопленных, чтобы по одному румын и немцев не водить, а кучей собирать. В целом хотел бы отметить, что румыны вояки не очень, но стрелять они умели, так что кое-кто из товарищей погиб при высадке. Вот так мы взяли Аккерман, после чего двинулись дальше.

В конце августа 1944-го года освобождали Измаил, там румыны уже быстренько сдавались в плен, они чувствовали, что их правительство вскоре капитулирует, а немцев я лично даже и не видел, одни румыны встречались. Сильных боев уже не происходило. Далее форсировали реку Дунай и освободили Констанцу. Здесь заняли оборону на берегу, и пробыли около месяца, там доты имелись, не нами построенные, а румынами. В это время мы узнали о том, что румыны перешли на нашу сторону. Вскоре нас по тревоге подняли и перебросили на Болгарию, перешли мы румыно-болгарскую границу без боев, было всего несколько выстрелов, и то я не знаю, кто стрелял, потому что болгары совершенно не сопротивлялись. Вошли в город Варну. Местные жители встречали с хлебом и солью, да и язык у болгар нам родственный, ты легко можешь понять, о чем они разговаривают с тобой. Здесь бригада остановилась, мы заняли оборону по черноморскому побережью, и до конца войны простояли. Ждали возможной высадки турецких войск. Кто стоял на берегу, а кто в центре в Варне. Начали разминировать берег, как сапера меня пригласили в группу минеров. Здесь я увидел, что война не заканчивается с последним выстрелом – один товарищ что-то неправильно сделал и подорвался на мине. Я в этот момент получил ранение осколком в ногу, меня отправили в медсанроту, пролежал около месяца. По выздоровлении вернулся обратно в свою часть, в 3-ю роту 14-го батальона.

(http://iremember.ru/navy/labonin/labonin_02.jpg)

Уже никуда не ходил, нога все еще не срослась. Стояли мы в Варне до конца войны. В мае 1945-го года батальон выехал на занятия в летний лагерь, а меня как раненного и несколько пожилых солдат оставили казарму ремонтировать. Рядом с нами стояла болгарская артиллерийская воинская часть, и ночью 9 мая 1945-го года поднялась страшная стрельба. Мы очень удивились, что такое, посмотрели, Варна располагалась на другой стороне залива от нашей казармы, и город весь светился от ракет и стрельбы в воздух. Только тогда мы догадались, что кончилась Великая Отечественная война. Радовались сильно, ребята из лагеря вскоре вернулись обратно в расположение, рядом с казармой находилась забегаловка, некоторые ребята пошли в нее, немного спиртного взяли. После в столовой отметили, выдали нам по 100 грамм. Дослужили мы в Варне до осени 1945-го года, и тут нашу бригаду расформировали.

- Что было самым страшным на войне?

- Командиры учили, что ничего страшного нет, нельзя не бояться. Но каждый в бою хотел одного – остаться живым.

- Как кормили?

- Нормально, американская тушенка имелась, а в Болгарии вообще все прекрасно, я тогда еще курил, и нам махорку выдавали в бумажных мешках, в половину человеческого роста. Когда мы ходили в десант, то с собой давали ленд-лизовскую тушенку и сухари какие-то, которые нужно было размачивать в воде и есть вместо хлеба.

- Как вы были снаряжены как десантники?

- У нас была обыкновенная солдатская форма, как в пехоте. Вот отдельные батальоны морской пехоты имели сборную солянку – и пехотную форму, и морскую, а нам последнюю даже не выдавали. Затем наши ребята в Варне где-то нашли болгарские тельняшки, одинаковые с нашими, принесли их в казарму и раздавали нам.

- Как мылись, стирались?

- В море. Баню я даже и не помню. А вот вшей у нас не было.

- Замполит имелся? Как к нему относились?

- Обязательно, а как же без него. Отношение к нему было совершенно нормальным, в целом же мы тогда и понятия не имели о политических делах. Кстати о криках во время атаки. «За Родину! За Сталина!» я лично не слышал, у нас больше по матушке кричали. А вот к рядовым коммунистам отношение у всех было исключительно хорошее.

- Как бы вы оценили командный состав вашей бригады?

- У нас был командиром бригады гвардии полковник воздушно-десантных войск Власов, отличный, знающий и грамотный офицер.

- С особистами не сталкивались?

- Нет. Я даже понятия не имел об их существовании.

- Как сложилась военная судьба ваших братьев?

- Александр пропал без вести в начале войны, Валентин погиб в 1944-м году в Венгрии, а Леонид, служивший аэрофотографом, вернулся и умер уже после войны. Николай во время Великой Отечественной работал на гражданском флоте и перевозил военные грузы, дожил до 90 лет, причем ему было присвоено звание «Заслуженный работник транспорта СССР».

Награжден орденом Отечественной войны II степени в честь 40-летия Победы. № наградного документа 81

Интервью и лит.обработка:   Ю. Трифонов

Метки материала:

Крым 1943–44
Молдавия 1944
Название: Re: ВО ИМЯ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ! Ветераны ВОВ.
Отправлено: Олег Бунтарев от 16-05-2013, 16:05:25
Хромова (Гращенкова) Екатерина Ивановна

Я родилась 27 февраля 1925 года в деревне Шило, Воробьевского сельсовета, Касплянского района Смоленской области. Так до войны я в этой деревне и жила, училась в школе. Школа у нас семилетняя была, на каждый год по одному классу. В классе где 12, где 9, а где 15 человек было.

У нас на столбе возле сельсовета громкоговоритель висел и вот 22 июня, в 4 часа утра как загремит! Все вскочили. Что такое!? Выступал Молотов и все мы услышали, что началась война. Ну, кто плачет, кто кричит, кто обнимается, прощаются – уже не поймешь, что делается.

На второй или на третий день партийные работники отобрали 12 человек лучших учеников и стали нас готовить к разведке. Учили как подойти к человеку, как присмотреться, как можно узнать шпиона, как можно к этому шпиону подойти, что можно сделать, вред какой этому шпиону.

Готовил нас некий Силицкий, он нам сказал одну фамилию и больше ничего. У нас же у всех так было – или кличка (может кличка это его была) или фамилия. Потому что, а если я, допустим, по своей оплошности, по своей слабости, ребенок ведь еще была, 15 лет, выдам его? Кроме Силицкого нас еще несколько военных готовило, но они быстро раздали нам свои пособия и смотали удочки. Но не один он готовил, военных несколько человек приехало. Но они очень быстро смотали удочки свои, раздали пособие и они уехали. Но мы проучились месяца два. По-пластунски лазали, все делали то, что приказывали. Все получилось у нас на отлично, все хорошо.

(http://iremember.ru/partiz/khromova/khromova_01.jpg)
Слева направо: Кузнецова А. А. - медсестра, Духанина Нина - радистка, Гращенкова-Хромова Екатерина Ивановна

Потом пришли немцы. Они такими героями – все швыряли, бросали, стреляли. Подходили кур стреляли, свиней, грабили. Люди плачут, воют, а немцы, тех кто агрессивно настроен был, их расстреливали. Власть их была.

Где-то через неделю после оккупации объявились партизаны. 7 человек выбросили с парашютами – это Сарчиков, командир наш, комиссар Юрьев, начальник штаба Миняев, начальник разведки Глорацкий, начальник особого отдела – в общем семь человек и радистка, радистка была Нина Духанова. Вот эти семь человек остались в моей деревне и стали собирать партизанский отряд, немцы-то гарнизона в деревне не оставили.

Спустя где-то месяц, мы перешли потом в другую деревню, Воробьи. Обосновались мы там и стали отряд собирать. Особенно, собирали девчонок и мальчишек. Прямо за рукав или за штанину дергали: «Пойдем в партизаны, дурак, а то немцы тебя заберут, расстреляют». Ну, как, все же свои, вместе все учились, друг друга знали. И так вот, в течении месяца, мы набрали полк. У нас было так: 7 батальонов, 14 отрядов, всего 1200 человек.

Почему мы этот полк так быстро набрали? Потому что немцы стали хозяйничать, расстреливать людей, загонять их на разные работы, чтобы копали рвы, грузили. Когда этот полк набрали, нам выбросили еще двух радисток, очень много боеприпасов, настоящих ученых разведчиков. Наш полк стал настоящим боевым полком. Боевым! Как только где Сарчиков появлялся, так нам все деревенские на встречу бегут: «Запишите меня, запишите меня! Я партизаном буду!» Так вот и записывали, так вот и разросся очень наш боевой полк.

В отряде я вначале готовила, ухаживала за ранеными, стирала марли, когда марли не было – рвала полотно на бинты. Но основное – ходила на разведку, меня же учили разведке. Ребята меня один раз взяли, потом другой. Видят, что ничего, девчонка такая вроде быстрая и, как только в разведку, так: «Пойдем». Деревни я знала, знала многих жителей по именам, да и немцы не сразу поняли, что девочки в разведку ходят. Они за солдатами, за красноармейцами следили, а мы, девчонки, все, в кофтах, в юбках, они на нас не обращали внимания. А мы подходили к ним, смотрели сколько их, как они расположены, как вооружены. Передавали в отряд, а потом мы на них нападали. Расстреляем или в плен возьмем, как получится. А иногда они нам по шапке давали, всякое было. Вот, в основном, вот такие вот дела. Один раз я даже ходила на железную дорогу. Получилось так, что медсестры не было, мне и говорят: «Пойдем с нами». Пошли на железную дорогу, нас было пять человек. Подошли к железной дороге, выкопали ямочку, туда поставили прибор, и тут немцы. Решили не оставлять, вытащили и ушли. Хорошо, что у немцев тогда собаки не было. Они за нами бежали, но не смогли догнать. Вообще, чего только немцы против нас не делали. Однажды даже какие-то танки против нас бросили, но партизанам никакие танки не страшны.

Вскоре после того как отряд сформировался, меня направили на работу в немецкий гарнизон в Каспля, нас там трое партизан работало. Что запомнилось – немцы там сразу поставили три виселицы. Там горочка была, на этой горочке стояла церковь и рядом с церковью немцы поставили виселицы. И эти виселицы ни одной минуты не были свободными – одних повесили, потом немцы их снимают, других вешают. И так все время… А людей заставляли оттаскивать мертвых и закапывать.

В Каспля я одиннадцать месяцев прожила. Страшно было… Только немца увидишь, ты от него боком за угол, под забор куда-то…

Ко мне на связь в Касплю Силицкий приходил. Я ему рассказывала что увидела, а он мне задания давал: «Через неделю сделаешь вот то и то. Не сделаешь, не получиться – на рожон не лезь, сделай вот то и то, а потом придешь мне расскажешь все».

Еще мы очень многих полицейских на свою сторону перетягивали. Они же все знакомые, мы вместе учились, работали. И вот так с ними разговариваешь, спрашиваешь и они, бывало: «Кать, что тебе надо? Что ты хочешь?» «Я боюсь тебе сказать, чего я хочу». «Ну, боишься, не говори». Не заставляли говорить. Потом так потихоньку, потихоньку и они уже готовы к партизанам идти. Я тогда: «Собирай людей, одного не поведу тебя. Людей собирай». Вот он, собирает. Человек семь-восемь наберет, в назначенный день ко мне приходит, в точно назначенное время, и я их веду. Через реку переберешься, а там река бурная, только в одном месте перебраться можно, потом до леса их доведешь: «Ку-ку, ку-ку», – ребята выйдут, и уже они их ведут, а я обратно.

В Каспля я как нищенка была. Помню, как-то, меня одна женщина увидела: «Ну, ты, бездельница, что ты ходишь, бездельничаешь тут? Иди вон пленным будем похлебку варить!» Иду, похлебку варю. «Кто будет раздавать?» – спрашиваю. «Я!» «Хлеб кто будет резать?» «Я сама буду резать!» А я что, я там посуду мою, скребу, подметаю. Так я устроилась в Каспля на работу. Благодаря этому однажды мы освободили около 500 человек пленных. Я когда пищу им раздавала - предупредила, где и когда собраться. Потом ночью партизаны часовых сняли, дырку в ограждении прорезали и пленные побежали. Человек 15-20 погибло, а остальные спаслись.

Но я не постоянно в Каспля жила, все время по деревням ходила – сумку через плечо, платок повязала и пошла по деревням. Куски собирала, и для себя, и для пленных, пленные же с голода умирали. С полицейскими говорила, с людьми, а потом в Каспля. У меня там часто спрашивали: «Кать, ты не слышала, моих там не расстреляли?» «Не расстреляли, живы». «Кать, ты вот не слышала, ты ж везде бываешь, ты не слышала?» «Слышала, жена твоя родила».

Еще в таких вот походах по деревням я, и другие партизаны, собирали маленьких детей, отводили их в отряд, а потом отправили за линию фронта, к нашим.

Два раза и я была за линией фронта. Один раз раненых отводила, а второй раз меня командир отдохнуть послал. Просто сказал: «Ты заслужила отдых, иди, отдыхай». Я тогда хотела остаться за линией фронта, но меня не оставили. Сказали: «Надо работать. Ты работать уже умеешь, привыкла, много знаешь». И я вернулась обратно.

Вернулась в отряд, а тут бой, немцы напали. Нам: «Ребята, будьте внимательны, под пули свои головы не подставляйте, чтоб лишних раненых не было». И вдруг раненый…Я говорю: «Ребята, я пойду к раненому, а вы меня просто проконтролируйте». Только Я к раненому подбежала, только хотела нагнуться, а тут, откуда ни возьмись, немец и меня по голове прикладом. Ну я и упала рядом с этим раненым. Ребята, конечно, его сразу убили. Я потом все спрашивала: «Ребята, почему же он не выстрелили в меня, а ударил прикладом?» А они говорят: «У него не было патрона. Последний патрон он выстрелил, и надо было зарядить автомат». Автомат был не заряжен, поэтому я спаслась…

В 1943 году мы соединились с нашими войсками. Немножко в тылу отдохнули, стряхнули вшей, а потом нас снабдили боеприпасами, продовольствием и мы ушли в Белоруссию. Партизанили в Белоруссии и только в 1944 году, за Минском, снова соединились с армией. Наш отряд тогда расформировали. Ребят призвали в армию, а нас, девчат, отправили по домам. Я вернулась на Смоленщину. Моя мамочка так была этому рада.

- Спасибо, Екатерина Ивановна. Еще несколько вопросов. Как население отнеслось к оккупации?
- Очень по-разному. Когда они только пришли у нас в деревни их хлебом-солью встречали, думали – немцы пришли освободить, это лично видела я сама..

А немец как ударил по этой буханке… Хлеб рассыпался, соль упала, и вся наша деревня хвост поджала, перестала немцев встречать.

Потом, у нас же кулаки были, так они к немцам все подлазили, но немцы никаких кулаков не признавали.

Потом они грабить начали. Все забирали! До последнего зернышка! Если у него мешок полный уже был, так он готов был то что осталось лошади в зад воткнуть, чтоб она покакала этим, чтоб только не взяли русские.

- Деревня голодала в это время?
- Голодали, очень голодали, очень. Сперва еще какое-то колхозное имущество оставалось, телята там. Их по домам разобрали, берегли для партизан. Но этого мало было. Люди только тем жили, что листья зимой ходили собирали, ягоды, какие остались. Вот только вот этим жили.

(http://iremember.ru/partiz/khromova/khromova_02.jpg)

- Как вы оцениваете командование отряда?
- Командир у нас, Сарчиков, был очень хороший. Отличный комиссар, Юрьев. Командир разведки, Глорацкий Геннадий Павлович, ему, наверное лет пятьдесят было, очень боевым был. У него все получалось, не знаю как, и он нам все время говорил: «Учитесь! Учитесь!»

- Командиры кадровые военные были?
- Большинство да, кадровые военные, прошедшие подготовку.

- А каков был средний возраст партизан?
- Ну, молодые были. В основном от двадцати до тридцати пяти лет.

- А в отряде кого было больше, местных или окруженцев?
- Окруженцев у нас почти не было. Они к нам приходили, несколько дней отдыхали, отъедались, а потом уходили за линию фронта, к нашим.

- Когда вы работали в немецком гарнизоне, какие у вас задачи были?
- В основном, мы писали листовки, распространяли их по деревням.

- Какое отношение к партизанам было у местного населения?
- Самое разное отношение было. Кто-то ненавидел, кто-то презирал, кто-то ласкал. Вот пойми, к кому ты попадаешь в руки.

Причем деревни были очень разные. В некоторых деревня больше мужчин осталось – эти деревни полицейские были, а в других меньше мужчин осталось, эти деревни партизан поддерживали.

Но вот когда мы в Белоруссии были – там к нам хуже относились, чем на Смоленщине.

- С немцами вам приходилось общаться?
- Общаться? Приходилось. Они в Каспля местных девушек на вечеринку приглашали, на танцы. Мы кудри навивали, платьица надевали и ходили с ними на танцы.

- А общались на каком языке?
- Я немножко знала немецкий язык, но не показывала этого. Бывало, меня немец приглашает на завтра, а завтра у меня задание куда-нибудь. Так я: «Не понимаю». Он напишет. Я: «Не понимаю, не понимаю».

Потом со мной случай был. Немцу в голову что-то, моча может, стукнула, не знаю. Летом было, темно. «Пошли в пуню, там клуб, чисто, все выметено, там хорошо танцевать». Меня сразу насторожило: «Это что-то тут не чисто, это что-то не так». А узнать не у кого. И тут девчоночка, лет трех. Ну я ей: «Танюш, деточка, пойди до дяди Васи, скажи, что Катя его зовет». Вася потом пришел, так мы и разбежались.

- А какое отношение ваше личное к немцам? Кого больше не любили – наших полицаев или немцев?
- Ну, как вам сказать? Немцы не знали наших, а наши рассказывали – вот, что плохо. Ну, парень и парень, в колхозе работал. Мы все в колхозе работали, все. А вот расскажешь же – навредишь этому человеку. Этот человек, может, занимается и хорошим, большим делом, а ты его вот так.

Полицаев мы больше не любили. Во-первых, они были невыдержанными, грубыми. Да и к немцам они шли от своей трусости. Мы же их звали в партизаны: «Что ты – дурак, Миша, ты дурак, что ли? Пошел к чужим! Зачем они тебе нужны? Свой тебе хоть кусок хлеба даст, хоть тебе, может, рану перевяжет. А ты к чужому человеку пошел. Ты знаешь его? Нужен ты ему? Так, как ты ему, так и он тебе нужен. Не ходи!» «Нет, меня батька посылает или матка посылает, а то корову заберут». «Да отдайте вы им корову эту, отдайте! Зато будешь жив! Не отдашь корову, значит, голову не сносишь». Правду говорили мы, правду.

Правда, надо сказать, полицаи тоже разные были. Вот один, Миша, учитель нашей школы, он меня спас. Идет как-то мимо меня и говорит: «Дома не ночуй. Сегодня будет ночью облава, всех расстреляют». Я на место встречи побежала, прокуковала, рассказала. Ребята говорят: «Он тебя предупредил, сегодня никуда. Будешь здесь, никуда не пойдешь». И действительно, в ночь арестовали 133 человека и всех расстреляли.

- Вы сказали, что переманивали полицаев на сторону партизан и отводили их в лес, а не страшно было, что они могут предать?
- Я многих знала, мы же учились вместе, так что я знала с кем говорить, а с кем нет. А потом, когда я их вела, мы у них оружие отбирали.

- Как партизаны обеспечивали себя продовольствием?
- Только за счет населения.

- Какую форму это носило? Местное население добровольно сдавали, или сами забирали?
- Кто добровольно даст? Просили, на коленках стояли – у каждого выпрашивали. Добровольно. Добровольно дашь тогда, когда у тебя еще остался кусок хлеба, а если не было?

В Белоруссии просишь, они плачут: «Деточка, ну, нет больше, нет у нас». «Ну, тетечка, миленькая, ну, хоть разочек, укусить разочек». Она картошину ту пополам, половина тебе, половину своему ребенку оставляет…

В то же время, вернулся с разведки, доложил, а есть хочешь и говоришь командиру: «Принесите пожрать хоть, три дня не ела ничего» «О, а чего ты не говоришь?» Несут сала кусок, хлеба, картошки: «Вот тебе, пожалуйста».

- За счет немцев удавалось какие-то трофеи получить?
- Да, удавалось. Грабили немцев. Это страшный грабеж. Что делали партизаны! Вы знаете, это вот рассказать и показать фильм – никто не поверит!

Поезд идет, партизан на ходу на этот поезд запрыгивает, там ставит мину, на несколько вагонов от мины отбегает. Мина взрывается, он из вагонов выкидывает.

Вот как жили. Иначе бы наша Россия не выжила. Наш русский народ, по-моему, ценней всех на свете, всего белого мира. Они, знаете, тебе, извини за выражение, из какашки тебе сварят кашу. Скажут: «Манная на молоке».

Мы ни одного поезда не пропустили. Ни одного! На ходу прыгали, на ходу! Там вставляют, тут рвется, там уже грабят.

Только так выжили…

- Вши в отряде были?
- Ну, как вы думаете? Конечно. Мы в партизанах только в речки мылись, а у меня волосы длинные были, вши с них так и сыпались.

Изредка, если мы стоим в глубинке, партизаны оборону кругом держат, тогда делали баню. Все вымоемся, отстираемся. Потом на месяц может хватить.

Когда у наших была, белья мне там не давали, так я свое сняла, прожарила, простирала и после бани опять на себя надела.

- Романы в отряде были?
- Какие романы? Боже мой! У голодного человека одно на уме.

- Связь с Большой землей была налажена?
- Да. Нам боеприпасы сбрасывали, листовки, которые мы потом по деревням разносили.

- У вас личное оружие было?
- Да. У меня был пистолет «Вальтер 2», я у немца сняла. Там было семь пуль, я их для себя берегла, чтоб не попасть к немцам в плен. Я же видела, что они с людьми делают… Выстрелила б себе в голову… Еще автомат был.

- Вам самой стрелять приходилось?
- А как же! И стреляла, и гранаты метала. Нельзя сказать, что каждой пулей попала в человека, но стреляла.

- А вообще, за что воевали? За Родину, за Сталина? За что лично вы воевали?
- Да, за Родину, за Сталина. Везде, везде: «За Сталина» кричали. Это сейчас так негативно относятся к нему, а мы – за Сталина, все время за Сталина.

- А вы лично за Родину больше или, все-таки, за Сталина?
- А я лично чтобы выжить.

- А какой мотив был? Ну пришли немцы и что? Это просто было неприятно, что кто-то пришел и пытается тобой распоряжаться или что?
- Вы понимаете, если бы они пришли с добром… А если они пришли с ружьем, ну, какая тут логика?

Людей вешают, ни за что ни про что. Смотришь – висит на виселице, двенадцатилетний мальчик или девчоночка… Уши обрезают, язык обрезают, глаза выкалывают. Это что ж такое?

- Партизанские семьи – они оставались в деревнях или они уходили в лагерь?
- В деревнях. Их укрывали, не показывали и не говорили. А потом в лес забрали.

- Немцы пытались ваш отряд уничтожить?
- Да. Я один эпизод расскажу, это в Белоруссии было. Немцы нас по лесу гоняли, где-то в ноябре, уже заморозки начались. И вот немцы так нас окружили и не выпускали из болота, несколько дней. Мы вот так вот, по шейку, ходили по этому болоту, все время в воде, а потом они нас как-то оставили. Я, наверно, в шоке была, потому что даже не помню толком – что случилось? Куда ж делись немцы? Так водили, водили и вдруг нас оставили. Почему они нас оставили? Не помню. Мы два дня в этой холодной воде ходили, многие умирали, просто не могли выдержать это.

Сейчас вспоминаешь – это просто невозможно. Хорошо, мы вышли на какое-то местечко, смогли хоть какой-то костер разжечь. Немного обсушились, а потом пошли, нам нужно было перейти шоссейную дорогу и железную дорогу. Шли мокрые, все болело. Все косточки застыли, ничего не работало.

- Когда под Минском соединились с частями, какое было настроение?
- Какое настроение было?! Ура, ура, ура! Теперь уже все, мы уже знали, что Германия все, капитулирует.

- Знаете, у некоторых ветеранов осталось ощущение, что вот война, при всех ее ужасах, было лучшим временем в их жизни. У вас такого ощущения никогда не было?
- Это у тех осталось, кто сидел у меня за пазухой. У меня такого не было. Я бы хотела собрать человек 50, чтобы они попробовали этого лучшего времени…

- Сны о войне снились? Или все забылось и ушло?
- Сны мучили. Я ночью очень часто с немцами дралась. Мне: «Ты что, ты что, с ума что ли сошла?» Мучили сны…

- Спасибо, Екатерина Ивановна.

Интервью:   А. Драбкин
Лит.обработка:   Н. Аничкин